Тел./Факс: (495) 420-04-00
Skype: baza_uspech
Офис в Москве: ул. Профсоюзная, 109

ГлавнаяМемориалИсторияРыболов-экспертОхотничьи рассказыФотоВидеоКонтакт

Особенности ледовой ловли на Нижней Волге, или Серебряный иней в «Золотом квадрате». Часть 2

Вернуться к списку статей

Часть 2. Не руслом единым жив нижневолжский рыболов

К.Кузищин, М.Груздева

В прошлом материале мы рассказывали о том, насколько прихотливым оказался зимний нижневолжский судак, и как не срабатывают стереотипы ловли, сложившиеся на «нормальных» зимних водоёмах Средней Полосы. Совершенно очевидно, что раз судак среагировал на резкое изменение условий существования, вызванных зарегулированием Нижней Волги, то и другие виды рыб могут преподнести рыболовам немалый сюрприз. Это в полной мере подтвердилось опытом наших поездок, и количество загадок, которые нам подкидывает нижневолжская рыба в ледовый период, оказалось совсем немалым. Какие-то из них решались достаточно просто, но какие-то оказались крепкими орешками. И, как ни странно, неожиданно трудным стала ловля нижневолжского зимнего окуня. 

Зимний нижневолжский окунь: непросто с «простым» объектом зимней ловли.

Казалось бы, о зимней ловле окуня известно всё или почти всё. Ещё со времён Л.П. Сабанеева окуню посвящены огромные объёмы печатного слова и добавить тут просто нечего, кроме как опыта использования новых типов приманок, которые постоянно разрабатываются производителями рыболовного оборудования. Однако, как оказалось, зимняя ловля окуня в Нижневолжском регионе также имеет свою специфику.    

Отношение рыболовов к зимнему окуню весьма неоднозначное. Одни считают, что это относительно лёгкий для ловли вид, поймать который проще, чем какой-либо другой, стоит только побродить по льду вдоль берега. Для других, окунь – весьма притягательный вид, они относятся к его ловле более чем серьёзно и даже достигают высоких уровней специализации. Но есть один принцип, который роднит два противоположных отношения к ловле окуня. А именно то, что окуня надо искать, и для его успешной ловли нужно обладать большой подвижностью и быть готовым к бурению десятков лунок. Правда, первым кажется, что найти окуня просто, а вторые считают, что поиски стай мерного окуня требуют более чем серьёзного отношения. Собственно говоря, специфика ловли окуня в районе «Золотого квадрата» заключается именно в том, чтобы понять его распределение и отыскать заветное продуктивное место.     

Несмотря на то, что окунь – едва ли не самая распространенная рыба наших водоёмов, практически в каждом из них его численность, средний и максимальный размеры существенно отличаются. В полной мере это относится и к Нижневолжскому региону. Окунь в Дельте Волги имеет очень высокую численность и весьма внушительные размеры, отчего его целевая ловля там популярна и летом, и зимой. Однако в районе основных русел Волги и Ахтубы окунь, особенно в период открытой воды, явно непрофильный вид для рыболовов. С весны до осени про окуня вспоминают довольно редко, и, в основном, для того, чтобы разнообразить рыбалку, что называется, отдохнуть от трудовой ловли судака, сома или жереха по глубинам русел. По этой причине порой складывается впечатление, что окуня, особенно крупного, в нашем районе немного. Однако это совсем не так. В пойме Ахтубы и Волги сильно развита система проток (Вторая Волга, Парашка, Пол-Даниловка) и пойменных водоёмов, в результате для окуня имеется огромное количество весьма подходящих местообитаний, а потому его численность в этом районе очень высокая, но размеры «наших» окуней вряд ли можно назвать выдающимися. В период открытой воды уловы у большинства рыболовов составляют небольшие особи весом 100-150 г. Однако, если окунёвой ловлей заняться серьёзно, то в любое время можно найти приличные стаи «полосатых» весом 200-300 г. Более крупные окуни встречаются в куда меньшем количестве, а максимальный вес составляет около 1 кг. Правда такие рыбы попадаются нечасто (фото 1-3). Интересно, что средний размер окуня в уловах очень сильно меняется в зависимости от времени года. Зимой средний вес окуней в уловах, особенно у опытных рыболовов, как минимум вдвое больший, чем в период открытой воды. Однако именно зимой чаще всего системно попадаются окуни весом от 500 г до 1 кг. Есть специалисты, которые не возвращаются домой со льда без десятка окуней весом 600-800 г. Интересно, что даже самые успешные рыболовы, умеющие ловить крупного окуня по льду, не могут наладить ловлю таких рыб по открытой воде. Скорее всего, с установлением ледового покрова окунь становится более доступным для поиска и ловли, – по льду можно достичь самых укромных мест на реке или в протоках. Таким образом, ахтубинский окунь, как и во многих других водоёмах – вполне притягательный объект зимней ледовой рыбалки и достойный конкурент судаку и другим видам рыб.

Фото 1-3. Окуня, живущего в «Золотом квадрате», особо крупным назвать трудно. При этом самые крупные особи ловятся всегда зимой, со льда.

Но, как выяснилось, окунь, как и судак, оказался крепким орешком. В какой-то момент даже казалось, что окунь зимой – более трудный объект по сравнению с судаком, и, если бы численность окуня и судака была бы сходной, то, пожалуй, искать и ловить окуня на участках Ахтубы и Волги было бы потруднее. А дело заключалось в пресловутом распределении рыбы в подледном пространстве.   

Когда мы только накапливали опыт, то старались приезжать как можно раньше, в конце декабря – январе, то есть в начале ледового сезона. В этот период уровень воды в реке бывал невысоким, не более отметки +0.5-0.6 м по отношению к межени, и поиск окуня был относительно нетрудным занятием. Местообитания окуня в ранний ледовый период вполне предсказуемы. Он явно предпочитает затоны, широкие и мелкие участки проток или разливы, то есть те места, где нет сильного течения. По основной реке затоны встречаются не так уж и часто, но вот широких разливов и других мелководных зон немало по Парашке, особенно в последние годы, когда её забросало песком и резко сократился проток волжской воды. И даже на мелководных раскатах окунь всё же предпочитает прибрежные участки, причём вовсе необязательно, чтобы была какая-то растительность или кустарник. Скорее, даже, наоборот, окунь предпочитает чистые участки с плотным грунтом. У нас сложилось впечатление, что окунь в протоках на мелководьях больше предпочитает глинистый грунт и не очень задерживается на песчаном или, тем более, заиленном.

А в основном русле его стоило бы искать там, где береговая линия изломанная и где имеется множество мест с замедленным течением, и где образуются зоны вихрей. Когда уровень воды невелик, вода затапливает только корни кустов или самое их основание, поэтому по перволедью окунь туда и не идёт, оставаясь на открытых участках русла. В этот период он также не любит мест как у обрывистого, так и совсем пологого берегов. Наиболее предпочитаемые окунем участки основного русла (за исключением затонов) – места, где береговая линия изрезана, а дно уходит под углом около 20-30°, на расстояние 2-3 м от уреза воды, где глубина составляет от 0.8 до 1.2 м (фото 4-5). В отличие от малопроточных проток, в основном русле состав и качество грунта почти не имеет значения в распределении окуня – мы равно успешно ловили его и на заиленных участках, и на песке. И тут высока вероятность замечательной рыбалки, когда забываешь обо всём на свете (фото 6-7).  

Фото 4-5. В разные годы по перволедью окуня в русле Ахтубы искать довольно легко – он часто держится вдоль пологих берегов на относительно небольшой глубине до 1-1.5 м. Встречаются там и солидные экземпляры).   

Фото 6-7. Как и на других водоёмах, перволедье – период высокой активности. При этом окунь в основном русле Ахтубы клюёт гораздо смелее, чем в затонах и протоках. И размер руслового окуня обычно существенно больше).      

Но как только с середины января начинается интенсивный подъём уровня воды в реке, ситуация меняется коренным образом. При подъёме воды до отметки +1.7-2.0 м по отношению к межени начинается быстрое затопление кустарника и прибрежных лугов. Одновременно происходит увеличение проточности во всех участках русла, в том числе и на мелководьях (фото 8). Казалось бы, в таких условиях возникают новые местообитания – в кустах, и оттого поиски окуня не должны представлять особых трудностей. Но не тут-то было... По опыту нескольких лет, искать окунёвые стаи у затопленного хвороста не срабатывает. Окунь попадается редко и случайно, скорее, попадётся судак. Куда же уходят массовые окунёвые стаи, остаётся до конца невыясненным. Среди местных рыболовов бытует мнение, что окунь, при своих небольших размерах, уходит в мелкий подлёдный слой и держится там, где вода затапливает густую наземную растительность. Действительно, зимой по высокой воде в таких местах, где вода затапливает прибрежную луговину, и слой воды подо льдом составляет 20-30 см, стоят огромные массы молоди карповых рыб. Причём чем гуще трава, тем больше молоди. Логично предположить, что окунь в таких местах должен чувствовать себя весьма вольготно – и корм, и укрытие (фото 9). Однако нащупать там окуня, и, тем более, ловить его у нас не получилось. Или он в таком биотопе очень осторожный, или быстро перемещается, но, скорее всего, ловить окуня в таких местах очень трудно, а подчас и невозможно.

Фото 8 Такой пейзаж – обычный для зимы. На этой фотографии уровень воды +1.5 м по отношению к межени. Поднимающаяся вода затапливает луга и кустарники. Подо льдом – сплошная чаща из прутьев ивы и стеблей жёсткой наземной травы. В этой «каше» – полно мелочи, там же – и окунь. Только вот взять его почти невозможно.

Фото 9. Когда вода сильно поднимается, целевая ловля окуня в русле становится малоперспективным занятием, и по местам, где, по идее, должен быть окунь, более вероятно поймать судака. Лишь бы снасть выдержала.

Но рост уровня в реке сопровождается и другим явлением, о котором мы упоминали в первой части. А именно, что резкий прирост уровня приводит к поступлению огромных масс воды в пойменные водоёмы, или, как их называют местные рыболовы, ерики. Понятие «ерик» довольно расплывчатое, чаще всего считается, что ерик – это протока между двумя озёрами. Однако под ериками понимается широкий набор пойменных водоёмов – естественные или рукотворные каналы, а также пойменные озёра-старицы, которые соединяются с руслом в паводок и остаются изолированными в межень. И во все эти водоёмы в середине зимы может быть выраженный заход рыб разных видов из основного русла Ахтубы или Волги. Окунь – не исключение, и порой при подъёме воды наблюдается прямая зависимость – чем меньше окуня остаётся в русле, тем более вероятна его ловля в ериках. Конечно, в ериках окунь обитает круглый год, но в начале зимы, пока нет их соединения с основным руслом, в ериках можно поймать почти исключительно мелочёвку. В середине зимы в ериках резко увеличивается количество окуней более солидного размера, которые, всего вероятнее, заходят именно из основного русла. Поэтому в середине зимы ловля окуня перемещается из русла в пойму, то есть совсем в другие водоёмы.

Однако знать место, где в середине зимы стоит окунь, вовсе не означает, что задачка решена. По нашему опыту, с середины января и до распаления льда к концу марта численность крупного окуня в ериках может быть весьма приличной, и, тем самым, ерики становятся весьма интересными для рыбалки во второй половине зимы. Конечно, с окунёвой мелочью-матросиками, которые круглый год держатся в ериках, обычно проблем не бывает. А вот окуней достойного размера, весом от 300 г и больше, поймать там не так-то просто, как если бы ловля шла в русле. Хотя в ериках крупного окуня достаточно много, а сами ерики, чаще всего, имеют относительно небольшой размер, найти окуня и расшевелить его весьма непросто. Дело в том, что в ериках, в отличие от русла, окунь становится крайне капризным и привередливым, его, как будто, полностью подменили. 

Во-первых, крупный окунь в ериках проявляет ярко выраженную суточную активность. Начинать ловлю окуня надо ещё в темноте, когда впрок уже пробурено изрядное количество лунок. Желательно, чтобы на компанию из 2-3 рыболовов до рассвета было готово примерно 40-50 лунок. Это приличная работа, но зачастую, без такой подготовки достичь успеха не получается. А ловлю необходимо начинать с первыми лучами восходящего солнца, на самом рассвете. Много раз именно это время было тем самым «золотым часом», в течение которого удавалось собрать обильный урожай крупного окуня. Утренняя активность, как правило, заканчивается быстро, если восход в середине-конце января начинается около 08 часов, то уже к 09:15-09:30 часам поклёвки быстро прекращаются, а к 10:00-10:30 часам поиски и ловлю окуня можно заканчивать. Крайне редко бывают дни, когда утренний выход окуня продолжается до полудня, но такие случаи можно было пересчитать по пальцам одной руки. И связаны они были с очень хорошей, классической, клёвной, окунёвой погодой – стабильное давление, высокая облачность, штиль и очень слабый юго-западный ветер (фото 10). В течение дня окунь в ерике как будто вымирает, и второй возможный выход крупного окуня может быть только на закате, буквально с последними лучами заходящего солнца (фото 11). Случается такой вечерний выход далеко не всегда, но зато именно на закате у нас были поимки наиболее крупных окуней весом 750-1000 г (фото 12-13).

Фото 10. Бывает так, что крупный ериковый окунь в середине зимы ловится и в середине дня. К сожалению, такие выходы случаются редко, однако пренебрегать поисками окунями никогда не стоит.

Фото 11. Когда идёт ловля окуня по ерикам, всегда имеет смысл оставаться на водоёме до самого заката, тем более, что к вечеру стихает ветер и условия ловли даже более комфортные, чем в середине дня.  

Фото 12-13. Окунь весом более 500 г в нашем районе не столь многочисленный, как в других районах Нижней Волги, поэтому поимки таких красавцев всегда запоминаются надолго. По нашим наблюдениям, такие окуни в подавляющем большинстве случаев попадались на закате. 

Такого рода суточная активность окуня, которая нас несколько удивляла, очень сильно напоминала таковую судака поздней осенью. Очень ярко это явление проявляется на Мемориале, когда команды участники до последней секунды остаются на водоёме в надежде на поимку трофейного судака. Поэтому, с годами мы выходили на окунёвую ловлю, хорошо помня принципы ловли судака. И, надо сказать, эффект был весьма ощутимым, во всяком случае, благодаря «судачьей» стратегии поимки крупных окуней стали, наконец, системными.   

Вторая черта поведения ерикового окуня в середине зимы – крайняя разборчивость и привередливость к приманкам и их расцветкам. Пожалуй, нигде более мы не встречали такой капризности поведения окуня. Это было тем более удивительным, что при ловле в русле в начале зимы ни тип приманки, ни её расцветка большой роли вообще не играли. Эта особенность окуня в ериках была неожиданностью и для нас, и для многих других, отчего у некоторых рыболовов может сложиться впечатление, что окуня в ериках нет вовсе, особенно учитывая его ярко выраженную суточную активность. Самым большим сюрпризом было то, что окунь практически наотрез отказывался клевать на балансиры, причём всякие, и супер-дорогие от ведущих фирм и модели попроще. Ответ на эту загадку не можем найти до сих пор, тем более, что мы использовали те виды балансиров, которые великолепно работали на русле. Балансир на ериках срабатывал только ранним утром, на рассвете, и при самой благоприятной погоде. Но при этом эффективность балансиров была заметно меньшей, чем других приманок (фото 14).

Фото 14. Современные приманки, особенно балансиры, многократно доказали свою эффективность при ловле окуня. Многие рыболовы имеют весьма обширную коллекцию этих приманок. Увы, но всё это великолепие при ловле окуня на ериках приходится оставлять дома, не соблазняется он этими хитроумными творениями рук человеческих.      

Коль скоро балансиры не годятся для окуня на ериках, то остаются, по большому счёту, всего два вида приманок – блесны и мормышки. До самой эффективной приманки мы добрались не в самом конце попыток лова, а буквально следующим шагом. После провала применения балансиров на какое-то время ловля окуня была отложена в дальний ящик, а ерики мы рассматривали, прежде всего, как место ловли живцов и жерличной ловли щук. Так, один из ериков в глубине Волго-Ахтубинской поймы был нашим огромным естественным садком, откуда в любое время можно легко налавливать превосходных живцов для ловли щуки на жерлицы, ездили мы туда почти как на склад. Однако в один прекрасный день приехали, затеяли быстренько подловить пару десятков плотвичек, а они что-то и не хотели ловиться. Использовали мы обычные мормышечные удочки и насадку – мотыля, и обычно хватало 2-3 лунок, чтобы выполнить план заготовок. А тут уже и второй десяток лунок пробурили – ни одной поклёвки. На наше счастье, в тот раз мы взяли с собой совсем чуть-чуть мотыля, и он у нас просто закончился, отчего на какой-то двадцатой лунке пришлось пробовать на голую мормышку. Но не успели мы опустить снасть, как она перестала тонуть, и на леске уже висел крупный окунь весом около 400 г. А потом дело пошло куда веселее, так как время шло к закату и нам посчастливилось попасть на вечерний выход. Окунь очень решительно хватал голую мормышку. Сперва мы связали клёв окуня именно с закатом, но в последующие разы убедились в другом, что ериковому окуню требуется именно голая мормышка. Прекрасно работали типичные «уралки», но, при этом,  играл роль и цвет мормышки. У нас лучше всего срабатывали мормышки цвета «тусклое серебро», свинцовые и, гораздо реже – светло-золотистые. А вот чёрные и бронзовые работали существенно хуже, их эффективность (по числу пойманных крупных окуней) по сравнению с серебристыми – примерно 1 : 10. Кроме того, как выяснилось, окунь также не любит всякие бусинки на крючке, подавай ему исключительно голый крючок. А вот характер игры мормышки большого значения не имеет – довольно интенсивная, классическая окунёвая игра кивком.

Бывало, неплохо срабатывали и классические зимние отвесные окунёвые блёсны, в том числе и допотопные, производства середины ХХ века (фото 15). Но с блёснами ситуация тоже непростая, успешность блесны во многом определяется её цветом, тогда как форма блесны – фактор второстепенный. Как и в случае с мормышкой, лучше всего работают блёсны серебристого цвета. Самая лучшая блесна – доставшаяся одному из нас по наследству, она самодельная и прожила на этом свете, по меньшей мере, 50 лет. Изделие довольно грубое, но зато сделанное из настоящей серебряной монеты. То есть опытным путем мы установили, что привередливый ериковый окунь лучше всего любит настоящее природное серебро. А вот бронзовые или даже золотистые блёсны популярностью не пользуются, ловля на них куда менее добычливая.   

Фото 15. Классические окунёвые блёсны порой дают хороший результат. Иногда даже маленький штрих может иметь большое значение. На этой фотографии – серебристая блесна от Salmo с красной наклейкой. Благодаря этой блесне один из нас вырвался в лидеры по количеству пойманных окуней. 

На этом можно было и завершить наш краткий обзор опыта окунёвой ловли на зимней Ахтубе, добавив только ещё один момент относительно поимки крупных окуней. Речь идёт о жерличной ловле. Мы не могли удержаться от того, чтобы не приспособить жерличную снасть под крупного окуня и насаживать мелких живцов, длиной 7-8 см. Мы, конечно, рассчитывали на трофейных окуней, весом около 1 кг. Но, по нашему опыту, результат не оправдывал затраченных усилий. Обычно мы расставляли по 10-15 жерлиц на ериках, но попадалось нам примерно по 1 окуню в день, причём за несколько лет мы не поймали ни одного окуня весом более 800 г (фото 16). Однако в жерличной ловле окуней на ериках остаётся один слабо разработанный нами аспект. Дело в том, что иногда мы оставляли всю нашу батарею жерлиц на ночь, и проверяли их ранним утром, на рассвете. Приехав следующим утром, мы, обычно, из 10 жерлиц имели 3-4 «флага», из которых один был успешным, то есть окунь надёжно сидел на крючке, а остальные – пустышки. Так как с ерика мы уезжали и приезжали, практически, по темноте, то нет сомнений, что окунь клевал ночью. Однако целевым образом ловить его ночью на жерлицы или на другую снасть, мы так и не попробовали. Не исключено, что тут возможны всякие сюрпризы и в будущем стоит пробовать ловить ерикового окуня по ночам, подобно тому, как люди занимаются ночной ловлей налима.   

Фото 16. Ловля окуня на жерлицы имеет свои перспективы, но требует тонкой настройки снасти, мелкого, но крепкого живца, а самое главное – целеустремлённости и трудолюбия. Ериковый окунь требует только свежего живца, поэтому жерлицы необходимо проверять постоянно и времени на любую другую ловлю уже не остаётся.

Ледовая ловля щуки на жерлицы по Волго-Ахтубинской пойме: беспроигрышный элемент зимней программы.

Когда рыболовы говорят «Золотой квадрат», то подразумевают, в первую очередь судака. Именно судаку посвящены основные усилия, и на него приходится весьма существенная доля уловов рыболовов. Не будет ошибкой сказать, что именно судак является объектом №1 для большинства желающих ловить в этом районе. Этот стереотип сложился давно и сильно довлеет над мечтами и планами большинства рыболовов. Однако в полной мере этот стереотип справедлив только для периода открытой воды. Поэтому часто получается, что рыболовы, даже весьма опытные в ловле судака в безлёдный период, приезжая сюда по льду, часто не могут добиться хоть каких-нибудь примечательных успехов в судачьей ловле. Об этом мы писали в первой части статьи. При этом не получается хоть как-то отвести душу даже на окуне. В результате люди возвращаются домой с устойчивым впечатлением, что зимой на Нижней Волге делать нечего. Однако это впечатление неверное, так как по нашему многолетнему опыту, наиболее предсказуемым и интересным, а потому приоритетным объектом ледовой ловли в «Золотом Квадрате» становится щука (фото 17).

Фото 17. По открытой воде мало кто помышляет о целевой ловле щук. Но зима коренным образом меняет подходы к рыбалке. Поэтому на ледовой ловле мы уверенно ставим на первое место именно щуку, которая радует как стабильностью клёва, так и размерами. 

Этот факт оказался в достаточной степени неожиданным и для нас, и для многих, с кем приходилось общаться. Дело в том, что щука в «Золотом квадрате» – вид, который никак не претендует на звание массового. Более того, по опыту последних лет оказывается, что в период открытой воды основу уловов рыболовов составляет относительно мелкая щука весом до 2-2.5 кг. Зачастую клёв небольших щук вызывает только досаду, так как многие считают, что они перебивают клёв более притягательного судака. Нельзя сказать, что щуки в нашем районе мало. Она вполне обычный вид, её можно поймать и у самого берега на меляке, и на глубинах до 12 м. Правда, размеры щуки из русла Ахтубы и Волги невыдающиеся – за долгие годы крайне редко попадались экземпляры весом около 8 кг, поимки таких рыб явно единичные, а про поимки щук весом около 10 кг существуют, в основном, слухи. Щука более обычна для проток и затонов, но в период открытой воды она там некрупная. Однако зимой ситуация меняется совершенно неожиданным образом. «Гадкий утёнок» в период открытой воды – щука, во время ледостава превращается в превосходный объект ловли, который может уверенно потеснить все другие виды, включая судака. Зимой мы наблюдаем трудно объяснимое явление – размеры щуки в уловах как минимум вдвое, а иногда и втрое превышают таковые в летнее время. 

Как и многие другие виды наших нижневолжских рыб, в зимний ледовый период происходит перераспределение щуки между руслом и водоёмами придаточной системы. Зимой основная масса уловов щуки приходится на пойменные озёра и ерики, тогда как в русле попадается её совсем немного, да и то, в подавляющем большинстве – откровенная мелочь. В том, что в зимнее время щука уходит из русла в затопленную пойму, нет ничего удивительного – среди травы держатся огромные массы молоди рыб, а мелкие места щуку совсем не пугают. Правда, среди местных рыболовов нет единого мнения о том, правда ли, что в ерики зимой щука приходит именно из русла. Некоторые придерживаются мнения, что щука в ериках – исключительно местная, ведёт осёдлый образ жизни. Аргументов с обеих сторон не так уж и много. В пользу того, что ериковая щука – только местная, может говорить, пожалуй, только её окраска. Действительно, зимой, щука выглядит необычно – у неё очень тёмное тело, покрытое многочисленными контрастными светлыми пятная, а брюхо – светло-белое (фото 18-20).

Фото 18-20. Щука в ериках отличается очень тёмной, почти чёрной окраской, с которой резко контрастирует белое брюхо. Такой тип окраски характерен и для мелочи, и для солидных экземпляров. Многие считают, что окраска – достаточное основание для того, чтобы считать ериковую щуку чем-то отдельным от русловой группировки.

Однако окраска у рыб – показатель ненадёжный, она может существенно меняться в течении нескольких часов.  Есть и другие наблюдения, которые, помимо прочих сделаны и нами. Так, поздней осенью, по открытой воде, когда уровень в Ахтубе и Волге еще низкий, а пойменные водоёмы мелководны, мы неоднократно пытались ловить там щуку на спиннинг с берега или с резиновых лодок. Но увы, ерики производили впечатление пустыни, в них, кроме мелочи карповых рыб, не было практически никого, и даже сеголетков щуки было очень мало. Однажды поздней осенью в несколько ериков (которые нам давали стабильный урожай щук в зимнее время), нырнули дайверы, надеясь добыть что-нибудь приличное. Но вернулись они полностью разочарованными – говорили, что в ериках рыбы просто нет. Их словам можно было верить, так как глубины там были небольшие, не более 1.5-2 м, а вода – прозрачной. Поэтому мы считаем, что щука заходит в пойменные водоёмы вместе с другой рыбой зимой, подо льдом.

Знание того, что зимой щука массово заходит в ерики ещё не делает её ловлю простым занятием. Дело в том, что в больших количествах щука встречается далеко не в каждом пойменном водоёме. Наиболее перспективными являются довольно большие по площади озёра и протоки, не пересыхающие и имеющие связь с основным руслом реки в летнюю межень. В зимнее время именно в такие пойменные водоёмы щука заходит в первую очередь. Кроме того, по нашим наблюдениям, средний размер щуки определяется размером пойменного водоёма, в котором она обитает зимой. В более крупных водоёмах размер щуки существенно больше, чем в лужах, пусть и больших, но возникших на месте низинных пойменных лугов. В какой-то момент мы начали понимать, что не только размер водоёма влияет на размер ериковой щуки зимой. Нам приходилось видеть огромные пространства залитых лугов в междуречье Ахтубы и Волги, но кроме щучьей мелочёвки – сеголетков и особей весом около 500 г, нам поймать не удавалось. По нашему мнению, имеет значение и характер дна. Если пойменный водоём сохраняется в летнюю межень, то его дно сложено плотным песком. По идее, там должно быть много ила, но, очевидно, в паводок происходит интенсивное промывание водоёма и весь ил уносят паводковые воды. Поэтому в зимнее время донный рельеф в таких водоёмах сложный – в его котловине сохраняется твёрдое песчаное или песчано-глинистое дно, а по краям – залитые зимним паводком низинные луга с наземной растительностью. Скорее, всего, из-за такого сочетания у щуки есть хорошо выраженная обширная охотничья зона в подлёдном мелководье, среди травы, и места отдыха и укрытия, на глубине и на твердом дне. Самые большие уловы у нас были именно в таких водоёмах (фото 21-22).    

Фото 21. В пойменных водоёмах типичное охотничье место щуки – залитые луга и любые заросли кустарников на мелководье. На этой фотографии жерлица стоит как будто бы на чистой воде, хотя подо льдом – травянистая кочка. За день в этом месте мы ловили до полутора десятков щук. Кроме того, мы ставили жерлицы и под самыми кустами, которые видны на заднем плане.

Фото 22. Наиболее интересная ловля в ериках, которые имеют приличную глубину и не пересыхают летом. При их затоплении формируется сложный подводный рельеф, и щуку можно ловить как на мелководных раскатах, так и на глубине. На этой фотографии виден затопленный берег ерика, но жерлица стоит на большой глубине, под самым обрывистым берегом. Глубина под лункой – почти 2 м!

Таким образом, поиск наиболее продуктивного пойменного водоёма требует времени и довольно хорошего знания местности. В настоящее время подбор перспективного ерика можно начинать ещё дома, открыв любую интеренет-программу спутникового изображения Земли (GooleEarth, Яндекс-Карты и мн. др.). Как правило, представленные спутниковые снимки относятся именно к летнему времени, на них хорошо видны очертания береговой линии пойменных озёр в межень, а также можно легко обнаружить соединения пойменных водоёмов с руслом. Поэтому ещё загодя, даже ни разу не побывав зимой в здешних местах, можно подобрать несколько ериков для зимней ловли щуки. Тем не менее, надо быть готовым к тому, что идеально выглядящий на спутниковой карте ерик окажется провальным. В нашей практике такие случаи бывали, правда, нечасто. Если щука в ерике есть, то поклёвки начинаются или сразу, или в течение 2-3 часов после начала ловли. И если к обеду не было ни одного «флага» или поклёвки на блесну, то надо планировать ловлю на другом водоёме. В редчайших случаях отсутствие поклёвок было обусловлено какими-то суровыми погодными катаклизмами, но это, скорее, из разряда исключений, так как бесклёвье у нас было на проверенном и весьма продуктивном ерике. Местные рыболовы-щукари ищут щуку в разных участках пойменных ериков. Наиболее распространённым является мнение, что щуку лучше всего ловить в самой дальней от русла части, что называется, в куту ерика. Логика тут такова, что якобы при подъёме воды массы карповой молоди, а вслед за ними и щука, перемещаются в «наиболее свежую, недавно  затопленную», по выражению местных рыболовов, часть водоёма. По местным поверьям, именно там самая богатая кормовая база. На наш взгляд, такое мнение справедливо частично, но, мягко говоря, небесспорно. Зачастую в таких, недавно затопленных участках ерика, щуки действительно много, но тут резко преобладает мелочёвка-карандаши (фото 23). Поэтому мы пробовали ловить в самых разных местах пойменных водоёмов, включая и самые глубокие участки, которые не пересыхают в летнюю межень. Щука попадалась везде, но менялось количество поклёвок. Обычно в глубинных участках поклёвок меньше, чем на отмели. 

Фото 23. В ериках зимой обитает огромное количество мелкой щучки. Больше всего щучек такого калибра встречаются на мелководных разливах и недавно залитых участках ериков. Если мелочь начинает забивать, то необходимо менять участок ловли.   

Если история ловли окуня на ериках начиналась с подбора нужной снасти и приманок, то с выбором тактики ловли щуки у нас больших сомнений и затруднений не было. А именно, с первых наших попыток поиска щуки мы использовали жерлицы (фото 24). Жерлицы показали себя прекрасной снастью для ловли ериковой щуки, хотя по мере накопления опыта пришлось проводить некоторую модернизацию снасти.

Фото 24. Первые наши попытки ловли щуки были связаны почти исключительно с жерлицами. Впоследствии, по опыту многих лет, мы убедились, что лучшей снасти придумать трудно. Да и нужно ли что-то менять, если жерличная ловля оказалась фантастически интересной.    

Прежде всего, мы постарались добиться компактного размещения жерлиц в сумках или рюкзаках для максимального удобства при ходьбе в поиске щуки на ериках. В настоящее время в магазинах и на базарах есть огромное разнообразие конструкций жерлиц, но мы остановились на максимально простой конструкции, которая легко собирается и разбирается, а в собранном состоянии ее крючки не выступают наружу. Другой важной особенностью жерлицы мы считаем наличие у нее площадки, накрывающей лунку. Это важно по двум причинам. Во-первых, нижневолжский регион относится к числу засушливых в нашей стране, и зимой снега здесь выпадает мало. Часто бывают и вовсе бесснежные зимы, когда лишь кое-где видны небольшие участки суши, засыпанные снегом. Лёд и вовсе часто бывает голый. А морозы, и крепкие, случаются. Поэтому единственной защитой лунки от промерзания может быть только небольшой слой воздуха между площадкой жерлицы и поверхностью воды в лунке. А во-вторых, лунка на мелкой воде – это столб света. И если мелкая щука мало обращает внимание на этот фактор, то крупная почти никогда не подойдёт к лунке без затемнения.

Пришлось нам поработать и с длиной поводка. Хотя сейчас многие применяют флюорокарбон, мы прекрасно используем традиционный вольфрамовый поводок. Как выяснилось, он даёт одно довольно важное преимущество. Дело в том, что ловить щуку часто приходится в районе затопленных пойменных лугов, густо заросших осокой, злаками и другими жёсткими наземными растениями (фото 25). И когда крупная щука в таком биотопе хватает живца, то почти сразу заводит его в заросли растений и запутывает леску. Вольфрамовый поводок длиной 20-25 см позволяет буквально разрезать стебли растений, спасая снасть или вытаскивая рыбу. При ловле щуки на разных водоёмах часто бывали ситуации, когда крупная хищница, схватив живца, уводила его очень далеко, разматывая почти всю леску на катушке жерлицы. При ловле на ериках такой воли ей давать лучше не стоит. Если щука обмотает леску вокруг нескольких пучков травы или хотя бы одной кочки, то поймать её уже почти невозможно, хорошо, если удастся снасть спасти. Поэтому мы оставляем на катушке свободных около 5 м, а остальную часть лески просто прижимаем кольцевой резинкой. Конечно, это приводит к повышенной доле пустых поклёвок, когда щука бросает живца, но зато существенно экономит время и нервы. На жерлицах мы ставим обыкновенные крючки-тройники и живца насаживаем за спинку. При ловле на затопленных лугах мы опускаем живца всего на 10-15 см от нижней кромки льда, хотя глубина в этом месте может быть и 50 см, и 70 см. Но опыт показывает, что щука очень хорошо видит живца под самой ледовой кромкой и не боится его атаковать. Более низкое размещение живца относительно льда часто приводит к тому, что он запутывается в траве и мы напрасно ждём поклёвку. Ну, а если жерлицу ставить в глубоких участках пойменного водоёма, то тут всё по классической схеме – живец плавает в 10-15 см от дна.  

Фото 25. Ловля в ериках сопряжена с тем, что щука почти всегда заводит снасть в густую траву. Поэтому при поклёвке часто приходится вытаскивать снасть силовым способом. Прочная основная леска и вольфрамовый поводок позволяют спасать снасть почти всегда.

При жерличной ловле один из ключевых элементов успеха – качественный живец (фото 26). Далеко не всегда удаётся поймать хорошего живца непосредственно на месте, поэтому поначалу мы возили с собой живцов из самой Москвы. Брали карася, как одного из наиболее крепких и живучих видов, не надеясь легко и просто поймать живца в Волге или Ахтубе, что звучит, конечно, парадоксально. Но очень быстро нам удалось найти места, где можно было наловить отличного живца и буквально в любой момент пополнить оскудевшие запасы. Как выяснилось, лучше всего ловить живца опять же в ериках. Однако далеко не в каждом из них его просто найти. Первоклассные «живцовые» ерики совсем другие по своему строению и гидрологии, чем щучьи и окунёвые. Как правило для ловли живца прекрасно подходят небольшие, узкие озерца в самой глубине поймы, но, при этом не пересыхающие в летнюю межень. В зимнее время они в наименьшей степени затапливаются поднявшейся водой. Получается так, что в таких небольших ериках-старицах рыба заходит только весной, по максимальному паводку, а потом эти водоёмы становятся выростными для молоди карповых рыб. В зимнее время они буквально набиты молодью карповых рыб, среди которых на первом месте стоит плотва длиной 10-15 см. Лучшего живца трудно себе и представить. Ловля такого живца не представляет никакой трудности – на мормышку-безмотылку или с подсадкой мотыля за 15-20 минут можно наловить до двух-трёх десятков рыбок (фото 27). 

Фото 26. Бойкий живец – весомая составляющая успеха жерличной ловли. Наш опыт говорит о том, что живцы должны быть очень хорошими и по размеру, и по способности активно плавать. Ериковая щука категорически не любит слабую и снулую рыбку.

Фото 27. Если удаётся найти подходящий пойменный водоём, то обеспечить себя качественным живцом будет даже хорошим развлечением, тем более, что при его ловле могут поклёвывать приличные окуни.

Поимка живца – не единственная задача, важно сохранить его в жизнеспособном состоянии. Нет проблем, когда отправляешься на щучью ловлю, наловив свежего живца. Это, конечно, самый лучший вариант, но так бывает далеко не всегда. Часто живца мы заготавливаем накануне жерличного дня, а для сохранения рыбок мы использовали садок, который затапливали у причала базы. Но в этом случае требуется очень тщательно выбирать место для полыньи, в которую следует затопить садок. Если садок будет расположен на сильном течении, то к утру большая часть живцов погибнет или будет сильно травмирована (фото 28). По идее, самое лучшее место для подлёдного хранения садка с живцами – сам ерик, если бы не отдалённость от базы. Увы, далеко не все рыболовы имеют высокие моральные принципы, и из-за «низкого уровня социальной ответственности» оных мы потеряли несколько наших садков. Их попросту крали.

Фото 28. Сохранение живцов – непростая задача, необходимо избегать участков реки с большой глубиной и сильным течением, иначе вся заготовка будет негодной. На этой фотографии мы сортируем живцов перед поездкой на пойменные озёра. Увы, большая часть рыбок погибла.

Сохранение живцов имеет особое значение в морозную погоду, но нижневолжский регион в зимнее время часто бывает во власти мощных оттепелей, когда с Каспия приносит влажный тёплый воздух. И почти всегда во время оттепелей на льду сразу возникает слой талой воды, многочисленные лужи глубиной до 5 см. В такие дни про хранение живцов можно, особенно, и не задумываться – вытащив плотвичку из лунки, тут же опускаешь её поблизости в лужу (фото 29). И рыбки превосходно живут неограниченное время, если, конечно, не ударит мороз. Для перевозки и хранения живцов при ловле щуки мы давно применяем термостатированные пластиковые короба, они достаточно объёмные и хорошо выдерживают перепады температуры.

Фото 29. Во время оттепелей хранение и сортировка живца не представляют никакой трудности. Плотвички плавают в лужах на поверхности льда, остаётся только выбрать элитных особей. А чтобы живцы не уплыли обратно в лунку, мы делаем вокруг неё бортик из ледяного крошева.

При ловле щуки бывает весьма важным правильно разместить жерлицы. Выше мы писали о том, что на мелких затопленных луговинах поклёвок бывает существенно больше, чем в глубинной части ериков. Но при этом надо понимать, что качественный состав также весьма различается. Львиную долю поимок на затопленных лугах составляют мелкие экземпляры весом менее 1 кг (фото 30). Никак нельзя сказать, что крупная щука не ходит по отмелям. Она там есть, но, при этом, довольно разборчивая и не интересуется мелким живцом. Поэтому, если хочется поймать экземпляр посолиднее, то приходится ставить живца покрупнее. Совершенно понятно, что число поклёвок на крупного живца существенно меньше, чем на мелкого. С другой стороны, ловля на глубине менее волнующая, так как поклёвки более редкие, но зато по глубине обычно ловится щука весом 2-3 кг, причём на мелкого живца длиной 10-12 см. Поэтому размещение жерлиц – всегда компромисс между желаниями. Хочется чаще видеть флаги и больше действия – то тогда выбор однозначный в пользу мелководий. Если же хочется экземпляр покрупнее, то, наоборот – надо смещаться на глубину. Самое главное, что почти всегда есть возможность выбора, причём вполне осознанного. Постепенно мы установили одну довольно важную закономерность. Наиболее крупные щуки ловились не на середине ерика и не на максимальной глубине. Так получалось, что крупная щука любит патрулировать вдоль границы затопленного луга и собственно ерика. То есть под водой крупные экземпляры щуки хорошо ощущают границу ерика во время летней межени, и, несмотря на то, что зимой всё затоплено и эта граница более чем условна, тем не менее они почему-то не хотят идти туда, где дном является, фактически травянистый берег. С чем это может быть связано, пока непонятно, однако со временем мы научились отыскивать эту границу и ставить по ней линию жерлиц. Ищем мы эту самую границу тяжёлыми балансирами, опуская их на самое дно. И делаем поперечный ряд лунок от берега на глубину, а точка, где балансир перестаёт цепляться за траву, и будет той самой границей. Практика показывает, что эти дополнительные усилия в полной мере вознаграждаются поимками весомых щук (фото 31-32).

Фото 31-32. Наиболее выдающиеся экземпляры щук по 6-7 кг в водоёмах Волго-Ахтубинской поймы нам попадались в специфическом биотопе. Как оказалось, матёрые зубастые хищницы очень чётко соблюдают подводные границы. Это требует от рыболова поисковых усилий и манёвра жерлицами.   

Специалисты-жерличники имеют в арсенале две основных тактики по использованию своих снастей. Первая предполагает некоторую логичную схему расстановки жерлиц на разного рода бровках, у коряг, возле затопленных оврагов и других интересных мест в водоёме и потом – ожидание поклёвок. Обслуживание жерлиц заключается в прочистке лунок от льда, проверке жизнеспособности и работоспособности живцов. Перемещать жерлицы при такой тактике не принято, и рыболов ждёт выхода щуки. Альтернативная тактика, наоборот, постоянное перемещение жерлиц в поисках уловистой точки. Некоторые жерличники держат жерлицу в одной лунке не более 30-40 минут, и, если поклёвок в течение этого времени нет, то снасть переносят в другую лунку. При этом считается, что, подсунув щуке живца под самый нос, можно найти активную рыбу быстрее, чем ждать, когда проснётся неактивная особь. Обе тактики, безусловно, имеют свои преимущества и недостатки. На пойменных водоёмах нашего «Золотого квадрата» мы используем обе тактики, то есть одна часть жерлиц у нас работает на постоянных точках, а другая их часть находится в постоянном перемещении. Обычно на лёд мы выходим компанией из 3-4 человек, и имеем на всех 15-20 жерлиц, то есть, как и предусмотрено правилами любительского рыболовства, по 5 жерлиц на одного рыболова. Не скроем, в первые годы зимних рыбалок мы стремились увеличить число жерлиц, в отдельных случаях доводя их число до 40. Практика быстро показала бессмысленность этой затеи, причём по многим причинам, но основная – «лучше меньше, да лучше». Так, огромное количество жерлиц приводит к необходимости иметь очень большой запас живцов, который оказывается трудно сохранять. Рыбки начинают быстро гибнуть и при необходимости пересадки живца каждый последующий становится существенно хуже по своему качеству и состоянию. Второй момент – для грамотной расстановки столь большого числа жерлиц требуется значительное пространство ерика. С учётом того, что на ериках целесообразно облавливать порой узкую береговую линию, участок ловли становится весьма и весьма растянутым, длина его доходит до 150 м. Следить за таким пространством непросто, дальние жерлицы плохо просматриваются даже в бинокль. Третий аспект связан с периодами высокой активности рыбы, когда одновременно срабатывают несколько жерлиц. Например, в нашей практике был случай, когда в один прекрасный зимний день у нас было расставлено 17 жерлиц, и в течение получаса сработали все 17! В такой ситуации всё идёт кувырком – начинается беготня от лунки к лунке с желанием подсечь рыбу, где-то щука вот-вот заведёт леску в траву, где-то требуется багорик, а он лежит среди вещей в отдалении и т.д. В результате трудозатраты резко возрастают, рыболовы быстро устают, и, в конечном итоге, удовольствие не то, и улов так себе. Поэтому, выше перечисленные соображения привели нас к тому, чтобы иметь меньшее число жерлиц, но лучше за ними следить. Обычно мы расставляем 5-7 жерлиц вдоль затопленной береговой кромки, в расчёте на крупную щуку, и их не трогаем в течение длительного времени, иногда они у нас стоят целый день. Оставшиеся 10-12 жерлиц мы расставляем на мелких местах, у травы и кустов, и держим в одной точке от 30 минут до часа (фото 33). После поимки первой щуки мы всегда, заменив живца, оставляем жерлицу как минимум на 30-40 минут. Бывает так, что поклёвка следующей щуки следует очень быстро, минут через 5-10, а после поимки второй хищницы ловится и третья. Значит, нам удавалось попадать в какой-то очень интересный для щуки «пятачок». В этом случае жерлицу мы оставляли до конца дня рыбалки, и никогда не бывало случая, чтобы даже после долгой паузы, по сумеркам, в таких лунках не было бы завершающего «флага». Метод быстрых обловов мы практикуем, прежде всего, для поиска именно такого уловистого пятачка. При этом вовсе необязательно, что он будет продуктивным изо дня в день. Не раз бывало, когда сегодняшнее распределение уловистых лунок полностью менялось через 1-2 дня, а то и на следующий день.          

Фото 33. При постановке жерлиц на мелководье нет смысла их держать долго на одном месте, гораздо продуктивнее нащупать уловистую точку. На представленной фотографии лунку стоило бы пробурить поближе к затопленным кустам, но это чревато тем, что щука со снастью уйдет в хворост и мы потеряем обеих. На следующий день жерлицами со всех сторон были обставлены кусты, их видно на заднем плане, а к вечеру с этого места был собран богатый урожай щук. 

Погода всегда рассматривается рыболовами как один из решающих факторов внешней среды. Однако мы возьмём на себя небывалую смелость утверждать, что при ловле щуки на жерлицы по ерикам влияние погоды перестаёт быть критическим фактором для успешной, или, правильнее говорить, интересной рыбалки. Нам удавалось отлично ловить щуку при любой погоде, и в яркий солнечный день, и в ветренную непогоду с дождём и снегом, даже при самом плохом в здешних краях северо-восточном ветре щука продолжала обеспечивать нам стабильные уловы. Но было бы неправильно утверждать, что щука одинаково хорошо клюёт всегда. Бывают периоды, когда она клюёт лучше, а когда-то хуже, когда-то смело захватывает живца глубоко в пасть, но когда-то приходится очень внимательно следить за жерлицами и подсекать рыбу, иначе щука просто бросает живца (фото 34-35). Другое дело, что найти связь периодов лова с погодой или движением воды мы пока не в состоянии. Однако важно другое – даже в самый плохой день мы никогда не оставались без улова. Порой бывали и вовсе интересные дни, когда удавалось поймать всего несколько рыб, но все они были весьма недурны по своим размерам. В то же время, в периоды высокой активности щучья мелочь становится настолько наглой и всеядной, что просто не даёт особям покрупнее приблизиться к живцам. В последние годы мы стали практиковать преждевременную подсечку щук, чтобы не дать ей глубоко заглотить живца и иметь возможность отпустить её обратно без травмирования.       

Фото 34-35. В основном на ериках щука жадная и сразу глубоко в глотку хватает живца.  В периоды слабого клёва щука больше играется с живцом и приходится её подсекать. В этом случае крючки находятся по краю пасти или даже снаружи, как на этой фотографии. 

Опыт многих лет рыбалки говорит о том, что размеры ериковой щуки совсем неплохие, при желании рыболова, можно добиться того, чтобы основную часть рыб в улове составляли рыбы весом около 3 кг. Для этого стоит большее внимание уделять глубоким местам ерика и ставить живцов покрупнее, длиной не менее 15 см. При наличии подходящего «живцового» ерика у рыболова есть возможность быть привередливым в выборе живца. Если, вдруг, рыболовам захотелось относительно простой жерличной рыбалки и высокой интенсивности событий на водоёме, то стоит больше уделять времени мелководьям, но тогда в улове начнёт резко увеличиваться доля щук весом около 1.5 кг. При ловле на мелководье и глубоких участках ерика за день нашей компанией удавалось вытаскивать до трёх десятков рыб, при том, что флаги были с утра до позднего вечера и общее число поклёвок составляло не менее 60-70 в день (фото 36). Про максимальные размеры щук в ериках сказать трудно. С одной стороны, в наших уловах обычными можно назвать щук весом 5-7 кг, они попадаются вполне часто. Рыб крупнее ловить не приходилось, хотя были случаи обрывов и тяжёлых сходов, что называется, с претензией на трофейность. Хотя исключать возможность поимки экземпляра под 10 кг вполне реально, так как местные рыболовы рассказывали нам о таких случаях, кстати, их всегда ловили только в зимнее время. Ясно одно, что в «Золотом квадрате» крупных щук лучше всего ловить именно зимой по льду, а не по открытой воде.

Фото 36. Чем хороша ловля щуки на ериках – своей стабильностью. Представленный на фотографии улов – с утра и до обеда, когда у рыболовов выдалась минутка отдыха, чтобы перекусить. Кстати, щуки все живы и лежат в мелкой луже, такая выкладка сделана исключительно ради фотосессии.

Эпилог

Таким образом, в зимнее время в районе «Золотого квадрата» Волго-Ахтубинской поймы ежегодно формируется огромное разнообразие всевозможных и весьма разнообразных биотопов, в которых временно или постоянно держится весьма притягательная для рыболовов рыба. Как оказалось, в зимнее время возможности рыболовного манёвра по местам и видам рыб весьма широкие и всегда имеется выбор. Хотя, конечно, стоит признать, что описанные выше места лова никак нельзя назвать простыми для людей, приезжающих сюда впервые или имеющих ограниченный опыт ледовой ловли. Есть и объективные трудности, связанные с тем, что продуктивные места не располагаются компактно в каком-то одном участке Волги или Ахтубы. Скорее, наоборот, затопленный хворост в русле Ахтубы, окунёвые затоны, «живцовые» и щучьи ерики разбросаны по обширному пространству и отстоят друг от друга на километры. А это значит, что транспортная проблема на водоёме стоит весьма остро и связана с наличием эффективной лёгкой внедорожной техники. Так как снега у нас бывает очень мало, то оптимальным вариантом остаются квадроциклы, способные преодолевать неглубокие наледи (фото 37).

Фото 37. Для того, чтобы в полной мере испытать удовольствие от зимней нижневолжской рыбалки, техническая оснащённость имеет далеко не последнее значение. У нас на базе «Успех» имеется достаточное число соответствующих условиям местности транспортных средств, благодаря которым все интересные места оказываются, что называется, «под рукой».

Оценивая возможности и перспективы зимней ледовой ловли в «Золотом квадрате», хотелось бы, прежде всего, отметить жерличную ловлю щуки. Сравнивая наш район с другими регионами Европейской части, можно ответственно утверждать, что по суммарному впечатлению, начиная от трудозатрат и заканчивая размерами выловленных рыб, именно здесь была самая интересная, продуктивная и запоминающаяся ловля. Безусловно, на карте нашей страны найдётся много мест, где щука крупнее, и пейзажи красивее, но речь о том, что именно здесь ловля щуки на жерлицы не просто эффективная, а эффектная, с большим числом выстреливающих флагов, с бойкой, активной рыбой, которая готова хватать живца в течение всего ледового сезона, так как здесь просто не существует понятия глухозимья. Нет сомнения, что именно такая ловля будет интересна тем рыболовам, которые только набираются опыта жерличной ловли.

До настоящего времени мы остаемся далеки от разгадки тайны нашего ледового судака. Нам удалось лишь слегка приподнять завесу тайны над распределением и особенностями поведения нижневолжского судака, а ведь это наш профильный объект ловли по открытой воде. Поэтому нынешняя публикация представляет собой лишь промежуточный отчёт о рыбалке в «Золотом квадрате» в ледовый период и у нас ещё много планов на будущие рыболовно-исследовательские работы в этих замечательных местах.

29.03.2017


ГлавнаяМемориалИсторияРыболов-экспертОхотничьи рассказыФотоВидеоКонтакт

Тел./Факс: (495) 420-04-00
Skype: baza_uspeh
Офис в Москве: ул. Профсоюзная, 109