Тел./Факс: (495) 420-04-00
Skype: baza_uspech
Офис в Москве: ул. Профсоюзная, 109

ГлавнаяМемориалИсторияРыболов-экспертОхотничьи рассказыФотоВидеоКонтакт

Особенности ледовой ловли на Нижней Волге, или Серебряный иней в «Золотом квадрате»

Вернуться к списку статей

К.Кузищин
М.Груздева

То, что популярность Нижней Волги как места рыбалки остаётся на высшем уровне, сомневаться не приходится и рыболовы голосуют за это место, что называется, ногами. В настоящее время достаточно трудно подсчитать, сколько же людей приезжают ежегодно на отдых в нижневолжский регион, но счёт идёт на миллионы (по некоторым оценкам – примерно 3.5 миллиона). Про Нижнюю Волгу на страницах рыболовной печати и на многочисленных форумах написано и опубликовано огромное множество материалов, и, в какой-то момент, начинает казаться, что добавить тут просто нечего, ведь вряд ли будет интересен рассказ о чём-то банальном, хорошо известном. С одной стороны, жизнь меняется, технологии развиваются очень быстро и на глазах происходит совершенствование техники и тактики рыбалки. Поэтому тема тестирования новых снастей всегда будет актуальной. Но, с другой стороны, как выясняется, есть и ещё кое-какие слабо освещённые стороны так называемой «традиционной рыбалки».

Как выясняется, один из видов нижневолжской рыбалки, про который написано не так уж и много, это зимний ледовый период. В целом, ледовый период на Нижней Волге, в отличие от периода открытой воды, не пользуется большой популярностью. При этом, внятных причин тому не очень удаётся найти. С кем ни поговори – мнения сильно не различаются. Часто люди рассуждают таким образом, что вроде бы и можно было бы съездить на Нижнюю Волгу зимой, но всякий раз находится масса причин, чтобы ехать куда угодно, от Рыбинки до водохранилищ Верхней Волги и даже в Карелию, но не Нижнюю Волгу. В результате для большинства «зимних» рыболовов ледовая ловля на Нижней Волге не рассматривается даже как вариант для планирования поездок на лёд. 

В силу ряда причин мы как раз, наоборот, используя самые широкие возможности и удачное расположение базы «Успех», в течение многих лет в период ледостава регулярно выезжаем на Нижнюю Волгу и накопили вполне серьёзный опыт рыбалки в современных условиях. И, как оказалось, удалось открыть для себя самих довольно много удивительных приёмов ловли и поиска рыбы в довольно непростых условиях. Поэтому мы и решили поделиться своими обобщениями и наблюдениями, а также познакомить коллег с широкими возможностями, которые открываются для рыболовов на ледяной Нижней Волге.  

Вместо вступления, или немного про природные условия и гидрологический режим Нижневолжского участка в зимнее время.

Начиная разговор о Нижней Волге, стоит ещё раз особо оговориться, что эта часть речного бассейна сама по себе имеет хорошо выраженное деление на два крупных участка – Дельту Волги и, так называемый, Русловой участок, от плотины Волгоградской ГЭС до начала Дельты.  В официальных документах для Руслового участка фигурирует название «Волго-Ахтубинская Пойма». Различия между участками Нижней Волги очень хорошо выражены – если от Волгограда Волга и Ахтуба протекают мощными, широкими и глубокими руслами, со значительным уклоном ложа и сильным течением, то в Дельте единое русло распадается на множество относительно небольших проток, вода буквально растекается, проточность системы резко замедляется из-за выравнивания уклона ложа и подпора со стороны вод Каспийского моря. В результате действующий на рыб комплекс природных и антропогенных условий создаёт принципиально разную гидрологическую ситуацию в Русле по сравнению с водоёмами Дельты.

Русловые участки Волги и Ахтубы в зимний период при нынешних условиях имеют кардинальные отличия от подавляющего большинства наших типичных водоёмов. Так, классическая картина процессов в природных водоёмах в течение зимы включает несколько взаимосвязанных между собой процессов. После ледостава и по мере течения зимы происходит нарастание ледового слоя, подо льдом довольно быстро падает освещённость как за счёт толщины самого льда, так и за счёт снега на льду. К середине зимы начинают промерзать многие мелкие ручейки, мелеют притоки рек и водохранилищ. Как результат, в зимних водоёмах постепенно падают уровень воды и проточность. Именно поэтому в воде сокращается содержание кислорода, и для рыб наступает период наподобие спячки. То есть в течение тысячелетий наши рыбы приспосабливались к условиям падения проточности и ухудшения условий дыхания в течение зимнего периода.

Однако в ХХ веке произошла масштабная трансформация природных водоёмов и резко нарушился ход естественных процессов. В первую очередь речь идёт об активном гидростроительстве на реках, когда появились огромные водохранилища. Тем не менее, до относительно недавнего времени, даже после сооружения водохранилищ основные изменения гидрологического режима зарегулированных рек касались периода открытой воды. Первое, что изменилось – у нас не стало масштабного весеннего разлива рек. Но, в то же время, общая схема зимнего режима менялась в наименьшей степени. Конечно, на водохранилищах всякое случается, например, внезапный повышенный сброс воды, в том числе и в зимнее время, но, как правило, такого рода воздействие не носит драматического характера, особенно на некотором удалении от плотин.   

Но совершенно другая ситуация сложилась на Нижней Волге, то есть ниже Волгоградской ГЭС. Волгоградская ГЭС – последняя на пути воды перед Каспием, и получается, именно она в большей степени отвечает за регулирование сброса воды всего Волжского бассейна. Но, самое главное, что Волгоградская ГЭС будучи одной и крупнейших на юге России, обеспечивает энергией огромный регион. Особенно возрастет потребление энергии в зимнее время, поэтому зимой Волгоградская ГЭС работает в усиленном режиме, и, соответственно ею резко увеличиваются пропуски воды на плотине. А это означает, что ниже плотины возрастает проточность Русла. Но дойдя до Дельты, вся эта масса воды не может быстро стечь в Каспийское море. Дельта выступает как гигантский запирающий механизм для волжской воды. В конечном итоге получается весьма своеобразное явление – огромная масса воды, сброшенная в Русло через плотину, не успевает быстро пройти через Дельту в море, поэтому на участке от Волгограда до Дельты зимой наблюдается весьма значительное возрастание уровня воды, настолько значительное, что в иные годы зимний уровень может быть сравнимым даже с весенним паводком. Мы помним годы, когда зимний уровень составлял +3.5…+4 м по отношению к летней межени, зимний пейзаж реки был настолько необычным, что с трудом удавалось ориентироваться и многие места нельзя было узнать. При этом бывали скудные по воде годы, когда максимальный весенний подъём воды едва дотягивал до отметки +4.5 м. То есть зимой река выглядела почти также, как весной при разливе. Конечно, рост уровня наблюдается и в протоках Дельты Волги, но далеко не столь масштабно, как в русловых участках Волго-Ахтубинской поймы.

То, что твориться зимой в Русловых участках Волги и Ахтубы, в корне противоречит природной ситуации и рыба попадает, мягко говоря, в необычные условия зимнего существования (фото 1). На первый взгляд, чудовищный подъём уровня в зимнее время вполне может быть сравнимым с катастрофой. Однако в который раз приходится убеждаться в том, насколько флора и фауна умеют приспосабливаться к резким изменениям внешнего воздействия и находить для себя преимущества в новых условиях. В полной мере это относится к рыбам Волго-Ахтубинской поймы. Дело в том, что при подъёме уровня в реке появляются многочисленные новые биотопы, существенно расширяющие спектр местообитаний всех обитателей реки.

Фото 1. Зимний ледовый сезон на Нижней Волге протекает необычно. Из-за роста уровня воды зимой лёд во многих участках состоит из крупных торосов, ловить там весьма трудно, даже лунки сверлить – большая проблема.

При подъёме уровня происходит постепенное затопление прилегающих к реке участков. Рост уровня зимой бывает очень существенным, по нашим наблюдениям, в разные годы его зимние отметки чаще всего составляют от +2.5 до +3.5 м по отношению к летней межени. Это весьма значительные показатели уровня, чтобы кардинально изменить всю подлёдную ситуацию. Дело в том, что при подъёме уровня уже примерно на 1 м, вода начинает затапливать прибрежный кустарник, прежде всего – вдоль пологих берегов реки. Особенно ярко это прослеживается на Ахтубе и куда в меньшей степени – на Волге. В результате, уже при уровне +1.5-+2 м у пологих берегов, под нависающей ледовой крышей каждый год образуется буквально чаща из стволов и ветвей ивы от дна до нижней кромки льда.

Именно поэтому в Волго-Ахтубинской пойме ежегодно зимой возникает совершенно новый биотоп, весьма продуктивный и очень перспективный для зимнего обитания рыб. Почему же так? Во-первых, древесная чаще резко замедляет течение и вместо сплошного мощного потока, который сносит полусонную зимнюю рыбу, образуется сложная конфигурация подводного рельефа и целая система вихревых подводных течений слабой силы и сложной конфигурации. Вихревые течения создают укрытия для рыб, прежде всего – для молоди, поэтому мощное течение по руслу никакого беспокойства или чрезмерного воздействия на рыбу оказать уже не может. Во-вторых, на стволах и стеблях деревьев и кустов появляются и быстро растут личинки водных насекомых, которые являются излюбленной пищей для рыб. Существует целая особая группа хирономид-дендрофилов (разновидность того, что рыболовы называют сборным названием «мотыль»), которые в массе покрывают корни и ветви кустарников. В этот самый новый подлёдный биотоп, как только он появляется, из русла реки почти сразу начинают перемещаться огромные массы рыб, от молоди-сеголетков до крупных особей. И, естественно, вслед за мелочью в затопленный кустарник подтягивается и хищник, в том числе и такой типичный русловой и глубинный вид, как судак.

В итоге картина распределения рыб в русловых участках Ахтубы становится абсолютно иной, чем в «типичном» зимнем водоёме. При том, что значительные участки русла, в первую очередь – на плёсах, буквально пустеют, рыба остаётся только в глубоких русловых ямах, прибрежная полоса становится прибежищем огромных масс рыб всевозможных видов. То есть рыба расположена в виде широкой плотной полосы вдоль берегов, в первую очередь, вдоль мелкого полого берега, на котором хорошо развит пойменный лес и кустарник.

Но одним лишь только затопленным кустарником подо льдом на Нижней Волге дело не ограничивается. Зимой тут происходит то, что происходить, по идее, вообще не должно. При подъёме уровня затапливаются многочисленные пойменные водоёмы, то есть вода из основной реки идёт в пойменные водоёмы, в озёра, ерики, да и просто залитые луговины (фото 2). Течение там слабое, но оно есть, вода промывает залитые наземные участки, и на заросших лугах также образуется подводная чаща, состоящая из высокостебельных жёстких трав и низкорослых кустов. Как раз из-за того, что вода в таких местах подо льдом не застаивается, подлёдное пространство также становится весьма привлекательным для волжских рыб, которые начинают перемещаться в пойму (!), зимой (!), в подледную щель.

Фото 2. В зимнее время вода из русла затапливает огромные пространства Волго-Ахтубинской поймы, образуя целую систему проточных пойменных водоёмов. Многие рыбы используют это местообитания как для зимовки, так и для подлёдного нагула.

Получается опять ровно наоборот по сравнению с классикой зимнего водоёма. Там, в нормальной ситуации, к середине зимы рыба уходит с полоев и разливов в русло, но на Нижней Волге – всё меняется зеркально – из русла рыба активно проникает во временные пойменные водоёмы. Порой там, где летом в каких-то лужах и озерцах остаётся одна мелочёвка, зимой, наоборот, наблюдается присутствие крупных стай леща, сазана и судака. При этом порой приходится наблюдать, что в узком пространстве подо льдом, где между дном и льдом бывает щель всего 20-30 см, стоит стая сазана, состоящая из рыб весом 3-5 кг. Сазаны буквально чертят спинным плавником по нижней кроме льда, но не желают оттуда никуда уходить. В один год на затопленном пойменном лугу стояла огромная стая сазана, по нашим оценкам, «пятно» длиной примерно 50 м и шириной около 30 м, эта стая зашла в середине января и стояла до конца февраля. Правда, поймать тех сазанов на мормышку или на зимнюю поплавочную удочку не удалось, хотя в лунку были хорошо видны толстые сазаньи спины.   

Итак, зимняя гидрологическая обстановка на Нижней Волге, в её русловых участках совершенно особенная и непохожая на другие водоёмы. Стоит отметить ещё один фактор, а именно высокая проточность всей системы в зимнее время. А это свидетельствует о далеко идущих последствиях, главное из которых благоприятный кислородный режим подо льдом. На Нижней Волге в современный период никогда не бывает дефицита кислорода, вода всегда хорошо аэрируется. Поэтому в нашем регионе никогда не наступает период, хорошо известный рыболовам-ледовикам под названием «глухозимье». Конечно, местные рыболовы могут легко оспорить наше заявление, они-то как раз, наоборот, свято верят в то, что в феврале клёва нет и делать на реке совершенно нечего. Однако, половив около десятка лет, мы можем вполне ответственно утверждать, что в любой месяц ледового периода рыба активна, просто в феврале и в начале марта надо приложить чуть-чуть больше усилий по поиску рыбы и чаще применять творческий подход, тогда успех будет гарантированным. Так что специфика руслового участка, которая, на первый взгляд, затрудняет классическую зимнюю рыбалку, оказывается огромным преимуществом – тут всегда будет хороший клёв!

Однако сильное течение зимой, обеспечивая благоприятный кислородный режим для водных обитателей, создаёт и трудности для рыболовов. Ахтубинский и волжский лёд – весьма коварный. Из-за мощного потока даже в сильные морозы по руслу остаются участки открытой воды. Учитывая, что зимой рыбу надо искать на больших пространствах, и использовать для этого малую механизацию в виде квадроциклов, снегоходов, мотоциклов и даже велосипедов, наличие промоин на реке может быть весьма грозным фактором, особенно для неопытных рыболовов. При этом местные рыболовы очень хорошо знают, где лёд надёжный, а куда лучше и не пробовать ездить. Дело в том, что большинство промоин возникает на одних и тех же местах в течение многих лет и даже десятилетий. И, наконец, постоянный подъём уровня воды зимой создаёт ещё одно препятствие для рыболовов. При очередном сбросе воды лёд отрывается от берегов. И тогда вода из-подо льда затапливает полосу между берегом и ледовой площадью, в этой полосе плавает битый лёд и льдины покрупнее. И сойти на основной лёд бывает очень непросто, ширина полосы может достигать 2-3 метров. Местные рыболовы называют это явление «наледью», что не совсем соответствует классическому понятию «наледи», которая подразумевает слой воды на льду. На Нижней Волге наледь – это своего рода «противорыболовный ров» (по аналогии со рвом противотанковым). Пеший рыболов его преодолеет, бросив пару досок с берега на основной слой льда, а вот как попасть на лёд снегоходу или квадроциклу – проблема большая или даже неразрешимая. Проще всего эта проблема решается на рыболовных базах. За годы зимней рыбалки мы у себя на «Успехе» давно наладили систему переправы через наледи с помощью переносных мостков (Фото 3), а на дальние поездки всегда берём с собой несколько прочных досок (Фото 4).       

Фото 3. Постоянный подъём воды приводит к тому, что сойти на лёд бывает почти невозможно и приходится использовать подручный материал или заранее позаботиться, заготовив несколько надёжных досок.

Фото 4. Вопрос преодоления наледи решается очень просто, когда рыболовы размещаются на базах. Там всегда найдутся способы, как переправить технику на лёд.

Надо сказать, что большинство рыболовов, так или иначе практикующих ледовую рыбалку в Нижневолжском регионе, хорошо понимают разницу в состоянии водоёмов в Дельте и в Волго-Ахтубинской пойме. Поэтому желающих половить в Дельте всегда было существенно большим по сравнению с теми, кто отваживается целенаправленно ехать именно на русловые участки Ахтубы и Волги. Тем не менее, мы бы хотели как раз показать, насколько увлекательной, продуктивной, а самое главное, интересной может быть ледовая рыбалка именно на русле, о котором и пойдёт наш рассказ.

Судачий этюд в зимних тонах, или история о том, как важно уделять внимание деталям.

Надо сказать, что первые опыты зимней рыбалки на русле Ахтубы шли у нас, мягко говоря, с большим трудом. Это было закономерным результатом, так как поначалу мы использовали наработки с классических водоёмов Средней Полосы, решив с ходу расколоть такой «крепкий орешек», как нижневолжский судак (Фото 5). Более того, мы вознамерились сразу, с ходу, заняться проверкой возможности трофейной ловли судака по льду, хотелось испытать сопротивление большой рыбы.

Фото 5. Судак – непростой объект для ловли, но именно он стал нашим приоритетом во время зимних выездов на лёд Нижней Волги. Мы в полной мере ощутили, насколько надо постараться, чтобы разгадать его секреты.

Совершенно естественно, что, опираясь на богатый опыт ловли по открытой воде, мы пошли на русло и стали пробовать те участки, которые были продуктивными буквально месяц-полтора назад, когда по незамёрзшей Ахтубе гуляли декабрьские волны. Надо сказать, что в тот раз уровень воды в реке был довольно высоким, примерно на 2.5 м выше межени. Несколько дней упорной работы на льду, сотни пробуренных лунок, и всего пара небольших судачков весом около 300 г на компанию из пяти человек (Фото 6). В общем, полный тупик и ощущение полной безнадёжности, казалось, что вся поездка полностью провалилась. Самое забавное в ту поездку заключалось в том, что с собой мы взяли только тяжёлую судачью снасть, сознательно решив не отвлекаться на другую рыбу. Другими словами, возможности манёвра у нас почти отсутствовали. Оставалось только пробовать ещё и ещё привычные для нас места, хотя вся наша компания дружно решила, что судака у нас в зимнее время просто нет. Весьма странными были и сообщения местных рыболовов, которые также говорили про то, что судака они сейчас не ловят, а занимаются чем-нибудь попроще, вроде ловли краснопёрки и плотвы по речным затонам. Более того, те дни, что мы проводили на реке в местах, где летом и осенью не протолкнуться от катеров, мы оставались в полном одиночестве и никого из местных не видели.

Фото 6. Поначалу нетворческое применение принципов ловли на водохранилищах Средней Полосы приводили к колоссальным затратам труда и крайне скудным результатам. Но в первые выезды мы были рады и мелкому судаку.

В итоге оставалось пара дней, и больших планов тогда мы не строили, решив выйти на лёд просто потому, чтобы не сидеть дома, благо погода была замечательная. Выехали на очередную русловую бровку, быстро её нашли, попробовали с утра и примерно до полудня, как и предполагалось, ничего не поймали и на этом решили поставить жирный крест на этой поездке, а в следующий раз готовиться к более разнообразной рыбалке. От большой скуки и откровенного разочарования мы решили, имея квадроцикл, просто покататься по льду и по берегам и полюбоваться зимними пейзажами. И едучи вдоль берега, наш путь как раз проходил вдоль самой кромки затопленного кустарника. Картинка была вполне красивая – от берега в сторону реки выдавались группы кустов, образуя заводи и полянки (Фото 7). Места выглядели манящими, что подтверждалось многочисленными старыми, замерзшими лунками. Однако большого интереса у нас в тот момент это место не вызвало, мы почему-то решили, что в этих лунках искали окуня, к которому мы были не готовы, да и не планировали его ловить (наша цель была не просто судак, а крупный). Тем не менее, в коробках нашлась пара-тройка балансиров поменьше, которые могли бы подойти для окунёвой ловли, и решили, изрядно поумерив наши амбиции, попробовать хоть окуня, причём любого размера, хоть «матросика». На судачьем безрыбье и мелкий окунь стал нам казаться несбыточной мечтой (Фото 8).

Фото 7. Кто бы мог подумать, что на Нижней Волге судака зимой надо искать вблизи от берега, а не на глубине. Только упорство, труд и Его Величество случай помогли понять особенности ледовой судачьей рыбалки.    

Фото 8. В начале наших ледовых опытов ловли судака мы не облавливали прибрежный кустарник – думали, что там будет только окунь Но на самом деле окунь оказался довольно редкой и случайной добычей.

Лунки пробурили почти точно по местам старых, решили всецело положиться на опыт наших предшественников, ощущая, что это у нас будет финальный аккорд. Дело усугублялось ещё и тем, что возможностей бурения льда у нас почти не осталось. Сказалась ещё одна специфика Нижневолжского региона, о которой часто забывают. Дело в том, что в декабре, когда замерзает Ахтуба и Волга, часто дуют сильные ветра, из-за которых на Волге образуются огромные ледяные торосы, но, кроме того, ветром сдувает большое количество песка с берегов. И песок вмерзает в слои льда, образующегося на реке. Поэтому, когда приходится бурить на открытом русле, почти невозможно избежать песчаных наносов в среднем слое льда. Ножи ледобуров тупятся буквально за 1-2 лунки. Поэтому при ловле на Русле Ахтубы или Волги крайне важно иметь большой запас сменных ножей для ледобуров. Кроме того, мы всегда стараемся внимательно смотреть на лёд, который мы собираемся бурить. Как правило, ахтубинский лёд покрыт тонким слоем снега, и, смахнув его, хорошо видна толща льда и хорошо различимы языки песка в нём. Увидев песок, мы смещаемся на 1-2 м и, как правило, всегда можно найти участок льда без песка и, тем самым, спасти очередную пару ножей.  

Ну а в тот первый раз мы такого опыта ещё не имели, поэтому в более или менее рабочем состоянии оставался всего один ледобур на пятерых, да и тот – старой конструкции с прямыми ножами, которые нам удавалось подтачивать на оселке. В общем, парадоксальная ситуация, когда дефицитом на зимней рыбалке при не очень толстом льду стали … лунки! В общем, хотелось уже всё бросить, тем более, что попытки поймать хоть окуня у стены кустарника также не принесли никаких плодов, окунь тоже не клевал. Казалось бы, для удачи не оставалось никаких оснований, но, как это часто бывает, помог случай. При бурении очередной порции лунок одну из них, явно дурачась, мы пробурили среди маленького зеркальца воды, размером всего 50х50 см, со всех сторон окружённого плотной стеной кустарника. То есть от лунки до ближайшего ствола ивы было всего 20 см. А все другие лунки мы бурили на некотором расстоянии от кустов, примерно на 70-80 см, а то и больше. Та самая, «дурацкая» лунка оставалась никому не нужной, так как основные наши усилия были сосредоточены на лунках с внешней стороны кустарника, что было также отражением приёмов, широко распространённых среди рыболовов Средней Полосы. В какой-то момент не обловленные лунки с внешней стороны кустарника кончились и надо было либо продолжать бурение, либо вообще уезжать домой. Осталась только та самая лунка в глубине кустарника, и один из нас решил опустить балансир именно туда. Но сперва заглянул в лунку и с большим удивлением увидел там дно очень близко к поверхности – слой воды под нижней кромкой льда был от силы 30 см, тогда как по внешней кроме кустов глубина была вполне приличной – 1.3-1.7 м.

Ну что можно было поймать в этой последней лунке? На такой глубине? Нам казалось – ничего вообще. Тем не менее, балансир туда решили бросить, но только с одной целью – смотать удочку, расправив леску. А потом наш рыболов засмотрелся на балансир в лунке – он был ярким и хорошо заметным. И как раз в тот момент, когда рыболов наблюдал за неподвижным балансиром, откуда-то сбору на балансир буквально метнулась большое светло-зелёное тело и сильным ударом удочку вырвало из рук рыболова. Всё было так неожиданно и удивительно, что поначалу даже было неясно, что делать. Рыболов очнулся только тогда, когда удочку за леску потащило в лунку и шестик уже занырнул в лунку. В последний момент удалось схватить удочку за ручку и потянуть её назад. А рыба не собиралась «вытаскиваться»  – подо льдом ворочалось что-то очень большое. Сантиметр за сантиметром рыбу тащили к лунке, и, в конце концов в лунке показалось рыло и голова здоровенного судака! Он был явно трофейного размера, но завести его в лунку никак не удавалось – судак схватил балансир сбоку, и он попал в угол верхней и нижней челюсти. Поэтому, подтаскивая судака к лунке, не хватало её диаметра – длина головы рыбы была заметно больше, чем диаметр лунки 130 мм. А повернуть голову судака, опустив руку в лунку, было невозможно, так как глубины подо льдом просто не было, слишком мелко! А багорик – далеко, в квадроцикле, и рядом был только плохо работающий ледобур. Охваченные азартом, решили разбурить лунку, но азарт, как это можно было предположить, сыграл плохую шутку – в какой-то момент ножом обрезало крепкую флюорокарбоновую леску, судак и был таков! Наш товарищ,  испытавший такую поклёвку, решительно утверждал, что при атаке на его балансир судак двигался боком подо льдом, так как в момент удара были различимы полосы на боках. Если это действительно так и было, то получалось, что тот самый судак-трофей, который благополучно от нас убежал, охотился на добычу в узком подлёдном слое. Честно говоря, в тот момент мы никак не могли поверить собственным глазам и принять, что такой обитатель глубин, как судак, да ещё и трофейного размера, выходит на такое мелкое место. То, что щука, в том числе и крупная, часто любит ходить по минимальной глубине подо льдом, факт известный, но, чтобы так поступал крупный судак, было крайне удивительным. Но судачью морду и голову видели все в нашей компании и сомневаться в том не приходилось.

Итак, искали крупного судака на глубине, а нашли – на меляке. Конечно, одна поклёвка ещё не могла говорить о том, насколько широко распространено явление перемещения судака с глубины в сторону кустарника. Удивительно было и то, что судак схватил в самой чаще кустарника, но при этом мы ничего не поймали с внешней стороны кустарника. Тем не менее, этот случай подсказал, что нужно делать, если уж на русле ничего не происходит. Забегая вперёд, скажем, что практика ловли судака на мелких местах довольно широко применяется местными рыболовами, на местном жаргоне это называется ловить судака «в хворосте» (Фото 9). Странно другое, несмотря на то, что ловля «в хворосте» не есть какая-то тайна за семью печатями, приезжие рыболовы почти не знают этот приём, и предпочитают ловить на глубине (Фото 10).

Фото 9. На самом деле местные рыболовы давно практикуют ловлю судака в кустарнике и только со стороны кажется, что в кустах под берегом будет одна мелочь.

Фото 10. Размерный состав зимних уловов судака в мелководном кустарнике сопоставим с таковым при ловле по открытой воде – преобладают судаки-стандарты весом от 1 до 2 кг.

В последующем мы уже широко обследовали заросли затопленного кустарника в поисках судака, правда, с небольшой поправкой, что далеко не только трофейный судак может быть целью ловли. Кстати говоря, случаев поимки или достоверных поклёвок трофейных рыб в хворосте было немного. С годами, по мере накопления опыта, стало понятно, что в целом размерный состав рыб при зимней ловле в хворосте более или менее хорошо соответствует таковому по открытой воде, то есть основу улова составляют всё-таки судак стандартного веса, от 1 до 1.5 кг, а особи весом 2 кг и более уже менее частые и их поимка зимой становится небольшим событием дня (Фото 11; Фото 12).

Фото 11. Как и по открытой воде, зимой основу уловов составляет стандартный судак.

Фото 12. Молодой низкорослый кустарник – очень хорошее место зимнего обитания судака. На этой фотографии расположение рыболовов не совсем правильное – они слишком далеко отступили от кустарника. Но это из-за того, что выступившая вода не дала тогда возможности ловить в хворосте и клёва судака почти не было.   

Однако ловля в хворосте оказалась совсем не такой уж простой, как это могло бы показаться на первый взгляд. Как и в случае открытой воды, распределение судака в хворосте неравномерное, и просто-напросто пробурить лунки вдоль стены кустарника вовсе не даёт основания для успешной ловли. Поначалу нам казалось, что наиболее вероятным было найти судака в кустарниках, расположенных недалеко от мест его летне-осеннего распределения. Однако довольно быстро мы убедились, что судак подо льдом может легко перемещаться на расстояние нескольких километров и широко распределяться по акватории. Зачастую зимой мы встречали судака в хворосте на таких участках реки, где летом его и в помине не было. Редким делом было обнаружить судака в речных затонах, даже если по берегам этого затона растут плотные заросли ивы.

По прошествии нескольких зимних сезонов и активной ловли судака в хворосте, удалось обнаружить некоторые закономерности его зимних предпочтений, хотя остаётся и довольно много загадок. Итак, если уж и искать судака, то в первую очередь необходимо изучить строение береговой линии и определить, какие именно кусты и деревья затоплены, какова высота кустов и, хотя бы примерно, оценить возраст и плотность кустарника. Судак не любит старые деревья, у которых кора уже морщинистая и глубоко изрезана по поверхности. Наиболее предпочитаемые виды затопленные кустарники – молодые, возрастом до 20 лет. Визуально они хорошо выделяются светло-серой и зеленовато-серой, гладкой на ощупь корой, они стройные, с удлинёнными, устремлёнными ввысь более или менее ровными ветвями. Как правило, это достаточно тонкие деревца, стволы которых выступают из подо льда не более 10 см в поперечнике. Очень часто судак любит заходить в совсем молодой кустарник, возрастом 4-8 лет, он часто имеет вид невысоких ровных и гибких стеблей, выступающих над льдом (Фото 13). При этом плотность кустов и деревцев может быть очень высокая, буквально сплошные заросли, когда соседние стебли или стволы отстоят друг от друга на расстояние 10-20 см.

Фото 13. Так выглядят заросли кустарника с полузакрытыми участками и выдающимися от берега массивами зарослей. На этой фотографии – одно из очень уловистых мест на Ахтубе.

Даже удивительно, как в этой чаще могут свободно двигаться довольно крупные рыбы. Кроме того, судак явно предпочитает мощные, обширные заросли, которые занимают большую площадь, лучше всего у нас получалось его ловить в кустарнике, который представлял из себя сплошную стену на протяжении от 1 до 3 км речного берега. Важна и еще одна деталь строения зарослей кустарника. Иногда заросли кустарника имеют ровный край зарослей, обращённый в сторону реки, а иногда – изрезанный край, когда от сплошного массива кустарника в сторону реки выдаются поперечные ряды, растущие на, так называемых, застругах – насыпных песчаных гребнях. В таких местах образуется сложная картина зарослей с окнами в кустарнике, с  небольшими на половину замкнутыми пространствами по краю (Фото 14). Предпочтительным в поиске судака является как раз такой кустарник, с неровным наружным краем и многочисленными небольшими окнами среди зарослей.

Фото 14. При ловле судака в кустарнике необходимо соблюдать осторожность и не шуметь. Если есть возможность, то компании рыболовов лучше всего разделиться, чтобы каждый облавливал участок кустарника длиной около 30 метров. Тогда повышаются шансы поймать рыбу покрупнее.

Таким образом, в первую очередь стоит обратить внимание и запомнить расположение мощных зарослей молодого кустарника на берегах, и особое внимание – на заросли кустов, вдающиеся в сторону реки. Именно тут необходимо начинать методический поиск судака. Однако, даже если удаётся найти «правильные» заросли кустарника, поиск рыбы может занять довольно большое время и далеко не сразу удаётся разгадать загадку конкретного места (Фото 15). Речь идёт о том, чтобы найти максимально благоприятные для ловли места среди массива кустов, который может быть очень большим – ранее мы говорили о том, что отыскивать рыбу надо будет на расстоянии от 1 до 3 км вдоль речного берега. Это большое пространство и просто прочёсывать кусты от начала до конца крайне непроизводительно.

Фото 15. При ловле в кустарнике резкая активизация клёва судака происходит при подъёме воды. В такие моменты ловля становится просто фантастически интересной, причём попадаются даже трофейные экземпляры.

Мы обратили внимание, что наиболее удачной была рыбалка в тех участках сплошных зарослей кустарника, которые расположены на участках выпуклого берега. И наоборот, если берег вогнутый, то там особых успехов в поимке ни судака, ни какой-либо ещё рыбы не было. Мы пришли к заключению, что это связано со структурой течений. Напротив, у выпуклого берега скорость потока всегда больше, чем у вогнутого, и, возможно, что из мест у выпуклого берега мелкая и крупная рыба в большей степени уходит с русла в сторону кустов, тогда как у вогнутого берега, в условиях более низких скоростей течения рыба от кустов может дальше отходить от кустарника. Как правило, если вдоль берегов образуется длинная стена кустарника, то участки выпуклого берега располагаются в средней зоне зарослей.

Важным вопросом при поиске судака в зарослях является глубина. Хотя наш первый опыт ловли судака был связан с поклёвкой на совсем небольшой глубине, в дальнейшем в таких местах полёвок было немного. Большинство успешных рыбалок у нас было в тех случаях, когда глубина у наружного края кустарника составляла более 1 м, самые успешные рыбалки – при глубине около 1.5 м у наружной кромки кустарника (Фото 16). По нашему мнению, дело заключается в повышенной осторожности судака на небольших глубинах. Мы отметили, что если на рыбалку выходит 1-2 человека и двигаются тихо по кустарнику, то клёв стабильнее, рыба в улове – более крупная (Фото 17). Наилучшая тактика – заранее подготовить лунки, может быть, даже за 1-2 дня до рыбалки пробурить несколько десятков лунок и прочистить их от ледяной крошки. Если у нас была возможность, то мы применяли элементарную теплоизоляцию лунок – просто накрывали их куском толстого картона и присыпали  снегом. В полной мере приготовить лунки загодя удаётся только при не очень морозной погоде, однако даже и в мороз стоит их прикрыть, хотя бы ради того, чтобы просто затемнить лунки. Хотя лёд на Нижней Волге не толстый и освещённость подо льдом высокая, тем не менее, судак не любит, когда через лунки под воду бьют буквально столбы света, особенно в солнечную погоду. Иногда мы даже сыпали снег в лунку, чтобы создать эффект затенения.

Фото 16. Если ловить аккуратно, ходить тихо, тогда стоит пробовать ловить в самой гуще зарослей и на совсем небольшой глубине.

Фото 17. Местные рыболовы всегда применяют подсадку – либо мальков, либо полоски нарезанной рыбки покрупнее. Это резко увеличивает вероятность успешной рыбалки.

Подобные приёмы дают возможность ловли судака в условиях не очень активного клёва. При плохом клёве судак лишь слегка бьёт по блёсне или балансиру, порой даже создаётся впечатление, что это совсем не судак, а мелкий окунь. Сколько у нас было досадных ошибок, когда мы принимали слабые потычки судака за окунёвые и совершенно напрасно уходили с таких лунок! Потом мы модифицировали нашу методику, и, как только начинались такие невнятные поклёвки, сразу затеняли лунки, отходили от них не менее, чем на 15-20 м, пробовали другие лунки и возвращались назад, к тем, в которых были слабые поклёвки, не ранее, чем через полчаса и старались не топать ногами по льду. Обычно этот приём позволял вытащить не менее 1-2 рыб из каждой такой разведанной лунки.

Но бывают случаи, когда все предосторожности становятся лишними. Бывают ситуации, когда судак приходит в бешеное состояние и с налёта атакует любую приманку почти в любой более или менее правильной лунке. Именно в эти периоды нам удавалось ловить крупных рыб. Долгое время мы связывали такой активный клёв с погодой – хорошо известно, как часто бывают «выходы» судака в период открытой воды. Но потом подметили одну важную деталь. Практически всегда, когда мы попадали на мощный выход судака в кустарнике, накануне или за 1-2 дня до такой рыбалки, наблюдался существенный прирост уровня воды в реке. Подъём воды в реке, и зимой, и в период открытой воды часто, хоть и не всегда, приводит к повышению активности рыбы и улучшению клёва. Но относительно кустарника нам удалось разгадать небольшую загадку, в том числе и относительно того, почему же судак предпочитает именно молодой кустарник.

Дело в том, что и мелкий кустарник, и деревья постарше своими стеблями и стволами вмерзают в лёд, и при подъёме уровня испытывают на себе огромное давление – лёд приподнимает их за собой. Более крупные деревья имеют развитую корневую систему и прочно удерживаются в грунте, поэтому при подъёме уровня в реке в зоне крупных деревьев вокруг их стволов происходит намерзание нового и нового слоя льда. А вот у мелких кустарников и молодых деревьев корни значительно слабее, и при подъёме уровня лёд часто вырывает часть кустарников буквально с корнями, вода начинает промывать корневища и в воду, вместе с грунтом, попадает большое количество личинок беспозвоночных, которые укрываются в корнях. Таким образом, в период подъёма воды в зоне молодого кустарника в придонном слое воды образуется «дорожка» из кормовых объектов. Скорее всего, именно в такие моменты мелкая рыба, выходя из укрытий, начинает поедать дармовой корм, и, тем самым, становится более доступной для хищника. Скорее всего, судак не может устоять перед таким соблазном и резко увеличивает свою охотничью активность. Кстати, в такие периоды уже не имеет значение, какая применяется приманка – блесна или балансир, равно как не имеет значение и цвет приманки – годится буквально всё. Вот только время такой активности короткое, как правило, полдня, реже – 1-1.5 дня. А потом – опять труд, затемнение лунок и аккуратное хождение вдоль стены кустов.

Не совсем прост выбор приманок при ловле судака. Поначалу мы применяли только балансиры, предпочитая модели покачественнее (и подороже), например, фирмы Karismax и некоторых других. Но потом стали всё чаще и чаще переходить на классические зимние блёсны, в том числе и весьма внушительных размеров, длиной до 10 см. В последние разы весьма успешно в дело пошли даже типичные тяжёлые жереховые блесны типа Castmaster весом 30-50 г и сходные модели. Часто судак весьма положительно относится к крупным приманкам и явно предпочитает их более мелким разновидностям. Несмотря на то, что мы пробовали самые разные типы отвесных и летних блёсен, мы так и не смогли выделить какой-то один тип наиболее успешных приманок. Наш опыт говорит о том, что в дело пойдёт практически всё, что есть в коробке. Правда, в большинстве случаев лучше всего работали приманки серебристого или золотистого цветов, тогда как раскрашенные приманки, в том числе и кислотных оттенков, работали не столь хорошо.

Местные рыболовы используют, главным образом, классические отвесные блёсны, но при этом обязательно применяют подсадку в виде резаной мелкой рыбки. Обычно для этой цели используется мелкая плотвичка или подлещик. Рыбку филеруют, но чешую при этом стараются оставлять на коже. Потом филе нарезают на полоски длиной 2-5 см и шириной 0.5-10 мм. Такую полоску просто насаживают на крючок, прокалывая кожу. По мнению опытных местных судачатников без подсадки добиться устойчивых уловов не получится. Наверное, с этим можно согласиться, так как наша практика ловли на голые крючки или с подсадкой силиконовых твистеров показывала худшие результаты по сравнению с естественными насадками на крючки блёсен. А вот применение подсадки в виде мороженой тюльки, получившее широкое применение на водохранилищах Средней и Верхней Волги, в районе Волго-Ахтубинской поймы больших успехов нам не приносило, можно сказать, на уровне подсадки тюльки или полосок плотвы. Порой, плотвиные полоски были даже лучше, так как прочнее держались на крючках по сравнению с нежной тюлькой. Тем не менее, можно говорить, что даже без подсадки рыбных полосок судак атакует блёсны даже в периоды низкой активности, поэтому противники применения естественных насадок имеют вполне хорошие шансы на поимку судаков.                   

Таким образом, затопленный кустарник представляет собой весьма перспективное место для зимней ловли судака по Ахтубе. Более того, рыболовы, которые хотели бы сосредоточиться только на судаке, могут вообще ограничиться только хворостом и иметь высокие шансы на успешную поездку. При этом есть неплохие шансы на поимку и крупных рыб. Никаких особенных приёмов для ловли крупного судака мы не смогли выработать – особи весом 2-5 кг попадались практически там же, где и стандартные судаки весом 1-1.5 кг. С другой стороны, мы неоднократно пытались, да и будем пробовать и дальше, ловить в маленьких окнах среди кустов на небольшой глубине, помня о том, где у нас клюнул первый трофей. Но, как правило, такая ловля менее перспективна по сравнению с ловлей на глубине 1-1.5 м. В какой-то момент мы бросали ловлю на меляке, чтобы не пропустить клёв по наружному краю кустарника.

Как бы ни была успешной и вполне доступной рыбалка в кустарнике, многим хочется попробовать какие-то другие места. Почему-то некоторым рыболовам не нравится блеснение на мелком месте у берега, и душа просит пробовать глубины. Предыдущий печальный опыт ловли на глубинных бровках на плёсах Ахтубы далеко не всегда убеждает других рыболовов. И в этом случае альтернатива остаётся только одна. Это – коряжники. Таких мест немало по Ахтубе, но ещё больше – по Волге. В коряжниках во все сезоны года наблюдаются повышенные концентрации всяких разных рыб, и судак тут не исключение.

Поэтому в нашем стремлении ловить судака не могли обойти и завалы деревьев на Волге. Структура льда на Волге совершенно отличается от такового на Ахтубе. На Ахтубе лёд более или менее ровный, лежит единым слоем, но вот на Волге почти каждый год ледостав идёт в течение более долгого времени, поэтому основное русло представляет собой огромное нагромождение торосов (Фото 18). А вот под берегами, где на поверхность выступают коряги, лёд ровный, как на Ахтубе. Более того, он даже более прочный, чем по основному руслу. Так как ширина полосы коряг составляет от 20 до 50 м, то вдоль берегов становится возможным безопасно и вполне комфортно ездить на квадроцикле или снегоходе (Фото 19). Тем самым отдалённые участки становятся вполне доступными.

Фото 18. Волга в зимнее время представляет собой нагромождение торосов, движение по которым пешком или на технике почти невозможно. Поэтому открытые участки Волги по части ловли судака почти не исследованы.

Фото 19. Ловля судака в волжском коряжнике требует внимательного отношения. Бывает так, что нащупать судака удаётся на очень ограниченном пятачке. А для этого надо бурить лунки очень густо, порой на расстоянии менее метра друг от друга.

Мы много раз ловили судака в коряжнике, однако, по сравнению с кустарниками, ловля в корягах значительно более трудоёмкая и куда менее предсказуемая. За несколько лет мы так и не смогли выделить даже самые общие закономерности. Общее впечатление от ловли в корягах – трудная предсказуемость и относительно малая результативность. Хотя судак там держится постоянно, но вот по клёву он крайне капризен. Теоретически, его там можно поймать практически всегда, по любой погоде и при любом состоянии воды. Но вот на практике реализовать шансы оказывалось непросто. Почти никогда не удавалось найти судака в каком-то одном участке коряжника. За сутки район поклёвок может перемещаться на несколько сотен метров вверх или вниз по течению, то есть каждый день поиск рыбы приходилось начинать, фактически, с нуля. Кроме того, в корягах приходится гораздо тщательнее облавливать участок, доводя плотность лунок до 2-3 на один квадратный метр, особенно вокруг торчащих из воды крупных стволов (Фото 26). То есть, при планировании ловли судака в волжском коряжнике с самого начала необходимо настраиваться на трудовую рыбалку. Правда, некоторым вознаграждением за великие труды может быть окружающий пейзаж – в большинстве случаев, коряжники расположены вдоль крутого берега, на котором растёт высокоствольный лес, да и сами завалы деревьев создают какие-то фантастические картины.

По правде говоря, нам коряжники не очень нравятся, несмотря на кажущуюся перспективность этого типа местообитаний. Дело в том, что помимо необходимости бурить гораздо большее число лунок по сравнению с ловлей вдоль кустарника, есть ещё ряд, затрудняюших ловлю, факторов. Во-первых, коряжники на Волге расположены, в основном, в глубоких участках, порой средняя глубина может достигать 7-8 м, а максимальная – до 11 м. Обычно в таких местах подо льдом сохраняется сильное течение. Как результат – необходимо применять тяжёлые блёсны и балансиры, которые на глубине характеризуются широкой амплитудой движений, а при ловле в корягах это означает огромное количество зацепов. Поэтому без хорошего, надёжного отцепа ловля вообще невозможна, но даже и с отцепом ловля в какой-то момент превращается в довольно нудное, а порой и мучительное занятие. Особенно это ощущается при плохом клёве. Мы неоднократно пытались использовать силиконовые приманки на офсетных крючках, наподобие того, как мы это используем при ловле джигом по открытой воде. Однако больших результатов эта техника не приносила. Всё-таки классические офсетные крючки и современные балансиры являются наиболее оптимальными приманками.

Таким образом, возможности интересной и результативной судачьей ловли в русловых участках Волги и Ахтубы весьма обширные и имеются безграничные  перспективы её совершенствования. Пока это лишь самые первоначальные данные, но требуется куда большие усилия, чтобы и дальше приоткрыть завесу тайны судачьей ловли.

Конец Первой части. Продолжение следует.

22.03.2017


ГлавнаяМемориалИсторияРыболов-экспертОхотничьи рассказыФотоВидеоКонтакт

Тел./Факс: (495) 420-04-00
Skype: baza_uspeh
Офис в Москве: ул. Профсоюзная, 109