Логотип базы Успех

Бронирование: (495) 420-04-00, 8(916) 056-30-96
База: +7(927) 660-20-73, Skype: baza_uspech
Офис в Москве: ул. Профсоюзная, 109
Информация о состоянии дороги до базы от асфальта:
+7 (927) 660-20-73

+3
°
C
+
Харабали
Вторник, 02
Прогноз на неделю

Отчет об охоте в Зимбабве

Вернуться к списку статей

Редко, но бывают в жизни человека мгновения и минуты его личной, индивидуальной шехины, промысла Всевышнего в его делах, а главное, в результатах этих дел. Иными словами, когда сбывается все задуманное, все сокровенное и даже больше. Главное, дотерпеть, догрести на галере собственной судьбы до этой славной пристани, невзирая на штормы и штили, уныние и нетерпение. А поняв, куда таки заплыл, не воспринимать случившееся, как должное, задрав к Астарте спесивый нос, но благодарить Предвечного за мгновения пряного счастья, как знамение правильности избранного пути, пусть и был он непрост да извилист!

Ну а теперь, уважаемые дамы и господа, обо всем по-порядку. Собственно рассказ мой пойдет всего-лишь об охоте и о тех редких и прекрасных событиях, которые на ней со мной произошли. Наша поездка в Зимбабве готовилась долго, почти полтора года. Позади осталась череда южноафриканских охот и понимание того, что ты их перерос. Хотелось большего, а главное хотелось чистого буша без заборов и животных, не взирающих на тебя сквозь перекрестие оптики с легким налетом идиотизма и покорности смерти. Скажу сразу, Зимбабве оправдала все наши ожидания.

Путь наш к месту охоты был как всегда тернист и долог, но стоило нашему пилоту Нику посадить свой «кукурузник» на песчаную полосу у огромного и живописного озера Кариба, набитого крокодилами и бегемотами, как все треволнения разом улетучились. Лодж, что без малого двадцать дней оказывал нам свое гостеприимство, оказался в меру запущен и живописен.

Среди желаемых к добыче трофеев мы заявили приличный список. У жены это были крокодил, бушбок, сейбл и буйвол. Мой лист включал в себя гиппопотама, леопарда, льва, буйвола, бушбока, гиену и, возможно, слона. Принимающая сторона, видимо прикинув, что нам ни в жисть не добыть трофеев в таком количестве, дала добро на восемнадцатидневное сафари, день из которого мы потеряли из-за собственной глупости во время транзита в аэропорту Йобурга. Знали бы парни, как ошибаются!

ЛЕОПАРД

На взлетной полосе мы познакомились со своими профессиональными охотниками. Мой, Брюс Шариков, оказался молод, 28 лет, серьезен и отрекомендовался специалистом по большим африканским кiшкам. Забегая вперед, скажу, что Брюс говорил дело и крепко знал, как душить местных котов! Ирине же достался Майк, показавшийся опытным чуваком. Лишь через неделю мы разобрались, что он скорее шоумен, чем РН!

Начали мы с того, что первым же днем утопили отменного бегемота в озере Кариба. Мы скрадывали его пол-дня и после трех попаданий Брюс ответственно заявил, что крошка непременно завтра всплывет. Тогда-то мы и отфотографируемся и возьмем мясо на приведу для львов. Бегемот не всплыл ни на завтра, ни на послезавтра. На вопрос,что же случилось с гиппо, Брюс ответил в духе раннего Владимир Владимирыча, времен «Курска».

Меж тем наш РН успел вывесить три привады на леопарда из добытых по ходу ради этого парочки импал и туши бушбока, взятого к тому моменту женой. Делал он это весьма умело, учитывая все обстоятельства, включая розу вечерних ветров и направление возможного подхода хищника.

Участок Брюс знал великолепно, а пятнистых кошек добыл к нашей встрече более четырех десятков. Со львами надо было что-то предпринимать. И мы снова пошли за бегемотом. На сей раз все было разумнее и неторопливее. На вкус филе гиппопо оказалось отменным и ,пока чернокожие следопыты кромсали бедняжку, мы помянули его отличными южноафриканским пинотажем. Привады на львов наш Полиграфыч обустроил в трехстах метрах от границы национального парка, сделав потаск из требухи по всему периметру, только что не залезая на земли заповедника. Утром следующего дня мы обнаружили, что леопард начал кушать козлика(бушбока) и наш профи вместе со своей чернокожей братвой занялся обустройством пятизвездочной засидки, куда мы и залегли в половину четвертого послеполудня.

Наше укрытие было столь технологично и удобно, что мы с Олегом Елагиным искренне восхищались работой нашего РН-а! Достаточно сказать, что от туши привады внатяг к ветке акации, что служила частью засидки, вела мононить. И как только кошка начала бы кормиться, мы сразу бы увидели это на манер рыболовной поклевки. Но леопард не пришел. Помешал ветер. Кот повернул, не дойдя до мяса метров сто. Но мы не унывали, ибо на другой приваде у излучины сухого русла с большими старицами обнаружили следы отменного самца, начавшего питаться. Все повторилось с английской педантичностью и новая еврозасидка была готова в течение двух часов. На сей раз Брюс протянул к приваде замаскированный шнур и подвесил над ней этакую «лампочку Мугабыча».

Всю же конструкцию венчал реостат-выключатель внутри засидки, позволяющий медленно прибавлять свет над питающимся котиком. Ночью, накануне охоты, мне приснился дивный эротический сон с вариациями. Подобное уже как-то случалось на Памире ровно пять лет назад, в августе 2006 года, и закончилось удивительным попаданием по бегущему снизу вверх барану с дистанции 520 метров. Расстояние до цели мне указывал егерь Жора, пользовавшийся дальномером со сканером. Охотились мы тогда на высоте 4600 метров а стрелял я с 300-го WINMAGа используя сетку милдота на своей оптике. Оставалось только ждать вечера.

Брюс утверждал, что если леопард придет, то это будет после заката, но до восхода луны, эдак с 18 до 20 часов. Мы залегли в нашу «малину» часов в 16 и предались чтению. Меня и Брюса разбудил Олег Елагин, указав на мощнейшую поклевку, идущую от привады. РН заспанно подкрутил реостат, разглядывая подвешенную импалу то в выданный бинокль, то в выданную же ночную оптику. Я же, совершив переход из фазы глубокого сна в фазу адреналинового прихода, ошалело шарил «Сваровским» по предполагаемой цели, понимая, что вижу я «херас-сдва»! Брюс зашипел: «Биг факин кэт, шут, шут!» и я шмальнул по плохо различимой тени. Уже нажимая на курок, я понял, что промахнулся.

Последующие минут двадцать трудно описать словами. Всеобщему унынию не было предела, правда, матерились мы бесшумно. РН прошипел в рацию, чтобы машина приезжала. И тут, опаньки, мы увидели и услышали четкую и уверенную поклевку. Голодный котяра вернулся. Брюс снова зашипел в рацию, чтобы машина не приезжала и мы принялись наблюдать. Через пару минут баченiя в «ночник» наш кошкодав вдруг заявил, что это «смол фимэйл». Тут-то мы с Олегом поняли, что он попросту гонит и нiчего не бачiт. Скажу поправде, мы отстранили нашего Брюса от дальнейшего управления охотой. Я вытащил из чехла «Дедал» и дал его Олегу. Он, посмотрев пару минут, сказал, что видит на берегу у привады здорового самца. Я в трясучке переставил оптику и воткнулся «ночником» в цель. Ветка над нашей головой тряслась все сильнее и сильнее. Леопард явно с аппетитом ланчувал импалой, правда делал он это не с бревна, специально выложенного для его удобства, а сверху, с дерева. Потому-то и не был виден в тени. Потом он спрыгнул и уселся во фронт в стороне от привады, явно поглядывая на нас и по- прежнему оставаясь в тени.

К этому времени я успел сильно разозлиться на себя и хищника, да и адреналин попустил. Ветка снова затряслась как в эпилепсии, и я наконец-то увидел кота, вытянувшегося во всей своей пятнистой красе снизу вверх и терзавшего с аппетитом задницу подвешенной антилопы. После выстрела леопард страшно зарычал и лег на песке в конвульсиях с перебитым позвоночником. Видать все же не напрасно накануне все ночь еб…я снилась!

Перед самым поворотом в лагерь мы остановили наш видавший виды «Лендкрузер» и выстрелили три раза. Следопыты в кузове с энтузиазмом затянули песню на зулу. В лодже началось невообразимое! Утром наш проспавший Брюс был похож на прапорщика, получившего накануне досрочно звание старшего прапорщика и отмечавшего это событие с братвой всю ночь. Я же и вовсе сиял, как карлик после инаугурации!

ЛЕВ

После завтрака мы, весьма гордые собой, поплавали часик-другой на моторном понтоне в поисках бушбоков, коих живет по берегам водохранилища великое множество и отменных кондиций, вернулись на ланч и направились на дальний кордон проверить привады на львов. Весь полдень Брюс провозился с настройкой передвижной установки долби-сюрраунд, работающей от айпада.

Обе привады на границе нацпарка были нетронуты. Следопыты подновили потаск вокруг приманок и мы углубились по дороге в охраняемую территорию, посмотреть следы звериного царя. Через километр-полтора мы нашли такой переход из свежих следов здорового кота.

Я предложил Брюсу сделать потаск прямо от трека до привады, но он ответил, что это запрещено. Вернувшись к одной из привад, мы наладили электронную шарманку и за час до заката огласили буш цифровым рыком пирующего прайда. Со слов нашего, профи обычно на второй-третий день после подобной дискотеки львы приходят и тогда ставится засидка с господствующего подветра. Откуда мы с подхода и попытаемся взять кота, если он будет среди львиц.

Брюс включал саундтрек каждые четверть часа, разок разбавив его стасомихайловским завыванием гиены. Типа тоже пришла жрать чужое мясо. Африканская заря отыграла и я поставил на свой «Зауер 202» 9,3х62 все тот же «Дедал», с которым менее суток назад взял леопарда. В самом начале нашего концерта, признаться, лев отвечал пару раз, но вдалеке. Это внушило некий оптимизм, но бдительности не прибавило. Уже по темному Брюс что-то попутал в своем айпаде и динамики разудало урезали на весь буш фрагмент дискотечного марша на мотивы группы «Тату». Мы все, включая черных следопытов, зашлись в беззвучном хохоте. Брюс матерился и судорожно искал нужный трек.

Солнце село, луна еще не взошла и на нас опустился чернотроп. Минут через двадцать было решено возвращаться в лодж. Народ начал подремывать, но был один, который не дремал! И вы его знаете! Это был он, старший стрелок 3-й пограничной заставы, специалист пограничной службы 1-го класса Марат Арифуллин, привыкший охранять мирный сон граждан своей в прошлом великой, но ужасной Родины! У пограничников особые законы, нельзя нам спать когда другие люди спят!

Все случилось за несколько мгновений. Шорох зимней листвы под мягкими лапами пришел откуда не ждали. «Шумба» — прошептал Боноле, самый юный из наших черненьких следопытов и единственный из них сидящий со мной наверху, в кузове «Шайтан-арбы». И тут лева испустил жутковатый рык, совсем как в кино и совсем рядом. Я увидел его в ночник на чистом, между двух кустов акации и метрах в 25 от нас. Котик напряженно сидел на задних лапах точно во фронт ко мне и выглядел весьма недружелюбно. Брюсу же именно в этот момент приспичило отлить. Так он и стоял между «Лендкрузером» и львом, сжимая тестикулы в натруженных десницах.

Перед выстрелом я успел даже перешептаться парой слов с Олегом Елагиным, о чем совершенно не помню. Стрелять пришлось с рук. Лев жутковато рыкнул и, крутанувшись на месте, лег в ко мне задницей в анфас. Брюс, наконец-то взявший в руки фонарь, посветил на него и заорал, что это «биг факин монстэр» и що вiн такого николи не бачiв и щоб я пальнув ще раз про всяк випадок! Я стрельнул еще разок за лопатку. Большого труда мне стоило удержать нашего профи и всю черную гоп-компанию от того, что бы сразу не бежать ко льву. Я зарядился, снял «ночник» и повесил на лоб «Пецл». Обул ботинки ибо охотился в «Кроксах». Только после этого, со снятыми прицелами и предохранителями, включив весь имеющийся в наличии свет, мы подошли к хищнику. Он был великолепен, настоящий альфа-самец! Не чета некоторым с голым торсом и ужимкам педераста, что показывают в бесконечном и бессменном федеральном сериале «В мире животных»…

Всю долгую дорогу до лоджа мы с Брюсом промолчали в кабине, периодически закидываясь баночкой пивасика. Перед поворотом шмальнули три раза и в лагере начался праздник, но на сей раз какой-то пришибленный. Я так и просидел до отбоя у костра в бома с тройной дозой антималярийного виски в стакане, лишь изредка произнося то в слух, то про себя единственное слово: -«оху…ть»! Наутро в лодж потянулась череда посетителей из числа охотников и их РН-чей с окрестных лагерей. Лев ждал в холодильной камере визажа и фотосессии, на которую, по слухам, должен был прилететь сам Роберт Мугабе! Лишь близость смерти удержала его от этого. Мы, в свою очередь, объявили всеобщий выходной!

ДАГАБОЙ

У нас оставалось еще десять дней охоты и я самоуверенно решил, что за это время с буйволом мы точно разберемся. Поначалу так все и было. На следующий после выходного день мы поехали в отдаленный предгорный район, славящийся слонами, буйволами и мухой Це-Це. Последняя со слов Брюса не так опасна, как ее малюют, в отличии от мухи Бляха, которая значительно крупнее и кусачее. Нам повезло и кусали нас только мухи Це-Це.

С часок следопыты и наш профи побиноклювали с господствующей вершины. Затем мы отправились в буш, где быстро нашли свежие следы здорового стада баффало. Ветер благоприятствовал и вот уже через пол-часа тропления мы видели черные туши среди кустов. Я со своей позиции наблюдал огромную корiвку с теленком, а Олег Елагин чуть поодаль от меня прекрасно видел на верном выстреле доминантного быка с отличными рогами. Ветер крутанул, и стадо пустилось в бегство. Мы решили оставить его в покое, иначе совсем сбежит, а сами отправились в тенек на ланч.

Во время ланча в наш скромный бивуак пришел местный негр из соседнего кишлака и с ходу предложил сдать место дневной лежки четырех дагабоев за десятку долларов. Мы согласились и последовали за ним. Место лежки оказалось пустым. Ветер, хоть и подкручивал, но все же позволял преследовать одиночек. Минут через сорок мы настигли буйволов и у меня выпал отличный шанс стрелять по одному из них. Только через пару дней я окончательно осознал, как в том эпизоде нам везло, и каким спесивым мудаком я был в момент выстрела.

Мы преследовали группу из дагабоев с подранком, тропя следы до вечерней зори. Уже по выражению лица Брюса и следопытов было ясно, что занятие это весьма стремное. Приходилось вставать буквально за спину трекера с карабином на изготовку, иначе он не шел по следу. Оптику с оружия сняли, кто мог это сделать. Вернувшись на утро и продолжив поиски со страховкой, мы через пару часов обнаружили ночную лежку быков со следами крови. По характеру капель стало окончательно ясно, что рана не глубока. Скорее всего, экспансивная пуля, снеся пару веток акации, раскрылась и не проникла глубоко в корпус. След пришлось оставить.

Вечером в наш лодж заехал на чарку виски приятель Брюса, профессиональный охотник из лагеря «Маккензи» Алэн «Трахтенберг». Алэн рассказал, что днем он со своим клиентом-американцем взял мощного элефанта. Стрелял американец из блочного лука и, послав специальную стрелу гиганту в легкие, буквально за пару минут обескровил слона. А тут как раз сидит в бома один загустевший долб…б из России, что стреляет дагабоя, стоящего в буше не по открытым экспансивному снаряду убойным местам, а в основание черепа, скрытого ветками растений.

Итак, пристроившись на полную стоимость трофея, да еще и на десятку долларов для негра за сдачу дагабоев, я решил продолжить. Иными словами — начать все с начала. Довольно быстро я оценил все сложности охоты за одиночкой и тот редкий шанс на выстрел, который он предоставляет охотнику. Это была настоящая, серьезная пахота в лесу, а противником являлся очень умный и осторожный зверь, да к тому же и опасный. Эти парни, выдавленные из стада доминантным быком, держаться обычно компактными группами и постоянно проверяются, двигаясь по сложной спирали на относительно небольшом участке буша. Если вы подшумели или подвоняли зверя, то следует его немедленно оставить, дабы он успокоился, иначе сбежит ходом на дальние кордоны.

Мы работали таким образом с двумя группами дагабоев и одним стадом, постоянно чередуя попытки подхода к тем или другим. Но нестабильный ветер всю неделю сводил на нет все наши усилия. Иной раз мы часами следовали за буйволами на дистанции 100-150 метров, так ни разу и не увидев великанов. Затем смена ветра и все кончено в этот день и в этом месте. Я уже, признаться, начал испытывать определенные сомнения, что дело выгорит, и слегка загрустил. И если первые дни во время долгих шествий по бушу напевал про себя:-«Я — дагабой, я — дагабой, Никто не справиться со мной А все мои подружки-гиены да кукушки…», то дней через пять завел совсем другую песню, на мотив «Вечернего звона»:-«Ай луз контроль, Ай луз контроль, Ремемба ми, Мой дагабой!» или вот так:-«Ай луз контроль, Ай фак контроль, Ремемба ми, Биг факин бой!».

В третий с краю день нашей долгой охоты ветер задул и в нашем саду. Этим утром Брюс решил проверить трех одиночек, что травили по ночам поля местный пейзан, поджирая и без того убогий результат их аграрных рыданий. За пару часов следопыты отыскали следы «гурманов». Трек вел через огороды в буш и был самой, что ни на есть первой фрешести! На сей раз было решено тактику сменить и попытаться прихватить бычков на дневной лежке, если ветер даст шанс. Это был наш самый тихий подход к зверю за все время охоты. Ребята старались. Некоторые даже научились ставить ступню с пятки на носок. Включая Брюса. Часа через полтора очень трепетного тропления, мы, молясь на ветер, приблизились к группе из двух матерых «грязнуль» и одного молодого сателлита. Состав группы прекрасно читался по следам. Мы перестали дышать. Первым буйвола заметил охотинспектор Джона и показал его мне и Брюсу. Дагабой стоял в плотном буше метрах в пятидесяти, видимо только поднявшись с лежки.

После охоты в «Це-Це флай районе» я взял в руки один из английских карабинов нашего РН-ча под калибр 375 Н&Н, зарядив его цельнометаллическим «солидом». В его оптику была отлично видна левая лопатка зверя и изгиб рога. Я выстрелил первым, Брюс добавил через долю секунды. Бык лег на месте с пробитым сердцем и позвоночником. Был он диво как хорош. Рога в сорок два дюйма оказались лучшими из добытых в нашем лагере «Уми» в 2011 году.

Вот такая вышла у нас охота в Зимбабве. Жаль, что затянувшийся отчет не оставляет места для многого, о чем бы хотелось рассказать. Это и отменный крокодил, которого смогла взять Ирина после недели трудовой охоты(жена вынесла мозг рептилии с дистанции 90 метров). И первый в жизни трофей-импала, добытый дочкой Соней, и отменная гиена, которую как и льва смог выманить из буша наш золотой Брюс на Олега Елагина, и трехдневный поход супруги за сейблом с ночевками в буше. Всем им, сопровождавшим и страховавшим меня на охоте, огромное спасибо! Моя признательность Олегу Панову из Кейптауна и Мартину Петерсу из Булавайо за организацию мероприятия! Ну и тебе, дружище, Брюс Кронье, сердечное мерси. Без тебя бы этот подарок на собственное 45-летие вряд ли бы состоялся. Но я не прощаюсь. Как говорят у нас в Харабалях: — «Ай’л би бэк, чувак!». Ты ведь мне должен, если что… Вот и отдашь кiшками!

С уважением, Марат Арифуллин.

Р.S. По результатам нашей охоты Брюс решил подать документы на звание лучшего профессионального охотника Зимбабве 2011 года. Я же, учитывая украинское происхождение супруги, ограничился присвоением самому себе прозвища Марат Дагабойко. Поскольку псевдоним Ирэн Бигфайфенко давно авансом зарезервирован за ней.

Р.Р.S. Все описанное — чистая правда, все животные о которых шла речь в рассказе, пострадали. Практически все они были убиты, ободраны и частично съедены.

С уважением, Марат Дагабойко!

2011-09-14