Тел./Факс: (495) 420-04-00, +7(927) 660-20-73
Skype: baza_uspech
Офис в Москве: ул. Профсоюзная, 109

ГлавнаяМемориалИсторияРыболов-экспертФотоВидеоФестивалиОхотничьи рассказыКонтакт

Леопард из-под собак. Намибия-Зимбабве. Июнь 2013

Вернуться к списку статей

Забавно, но спусковым механизмом моих охотничьих страстей практически всегда служили книги. Помню, как одиннадцать лет назад, имея в активе лишь случайного подсвинка да с десяток уток, добытых на Ахтубинских ериках в окрестностях рыболовной базы «Успех», попалась мне в руки замечательная книга Александра Хохлова «Вершины охоты», посвященная перипетиям трофейных горных охот в различных уголках мира. Тогда же, по случаю исполнилось ровно пять лет с того момента, как я получил разрешение на владение помповиком-дробовиком, купленными в шальные девяностые в целях самообороны. Прочитав за пару дней книгу, я без лишних слов оформил лицензию на приобретение карабина и купил в «Охотнике» на Головинке (тогда туда еще можно было доехать и вернуться, не рискуя потерять весь рабочий день) 21-й «Хайм» калибра 30-06 с шестикратным «Шмидт-Бендером». А через месяц усилиями гремевшей тогда на всю трофейную Россию и Зарубежье, «Сафари и Экспедицией» поехал на киргизский Тянь-Шань за тэком*.

С леопардом получилась похожая история. К моменту прочтения мной книги Михаила Кречмара «Пятнистая кошка, полосатая кошка» я был уже куда более опытным охотником, поездившим немало в горы и в леса России и ближнего Зарубежья. Да и Южную Африку мы с женой Ириной к тому времени успели посетить аж целых три раза. Да так, что охота на фермах успела набить оскомину. Мне даже довелось сидеть не шелохнувшись четыре долгих вечера в засидке, в одной из охотничьих концессий, в провинции Лимпопо, подстерегая «левого», не лицензионного и не вывозимого пятнистого котика, да так и не добыть его. Тем не менее, зерно страсти, брошенное прочитанной книгой, упало на хорошо удобренную почву и дало удивительные всходы на моей первой же охоте в настоящей дикой, черной Африке. Случилось это в Зимбабве, на берегах живописного водохранилища Кариба, где в угодьях местного аутфиттера, компании «Мартин Петерс Сафарис» мне улыбнулась судьба удачей, послав менее чем за сутки отличного леопарда из ночной засидки и огромного, ранее никем не виданного в этих местах льва-семилетку, трофей которого вызвал тогда всеобщий фурор.

После такого эмоционального всплеска мы с женой старались охотиться на пятнистых (и не только) котов везде, где позволяли обстоятельства и наличие лицензий. Впрочем, с переменным успехом. Но все хорошее, как и плохое рано или поздно приедается, а задача добыть леопарда с помощью собак была мне интересна всегда, поскольку предполагала новый охотничий опыт.На выставке в «Гостинном Дворе», в октябре прошлого, 2012-го года президент Московского Клуба «Айбекс» Олег Подтяжкин познакомил меня со своим давним деловым партнером, хорошо известным в России намибийским аутфиттером Бьеном Ван Нейкерком, проводящим первоклассные охоты не только в угодьях своего лоджа«Зельда Сафарис», но так же на Каприви, в Этоше и в зимбабвийском Матеттси. Помимо прочего, Олег отрекомендовал Бьена как одного из лучших специалистов по организации добычи леопарда с собаками, взявшего подобным образом с клиентами и без сотни трофеев. С господином Ван Нейкерком я быстро нашел общий язык и взаимопонимание. Кроме того, в плотном трофейном графике Бьена весьма кстати нашлась десятидневная вакансия в самом конце июня 2013. Правда добывать леопарда с собаками мне предстояло не в самой Намибии, где подобная охота уже несколько лет как запрещена, а в окрестностях зимбабвийского Буловайо, куда предполагалось перелететь непосредственно из намибийских угодий компании «Зельда Сафарис», расположенных в двадцати километрах от ботсванской границы, на самом востоке страны, рядом с городом, носящим забавное название Гобабис. Стоимость перелета была включена в общую сумму контракта, который, кстати, предполагал возврат 40% от нее в случае неуспеха. В самой же Намибии я хотел попытаться добыть гепарда. Ну и поискать куду с выдающимися характеристиками.

В назначенный срок я, в сопровождении жены и Олега Подтяжкина прилетел в аэропорт Виндхука, где мы быстро и без каких-либо проблем оформили в полиции бумаги на ввоз карабина «Блайзер» со стволом калибра 375 H&H. И были весьма удивлены тем обстоятельством, что нас никто не встретил! После недолгих переговоров по телефону выяснилось, что ждали нас назавтра, но после тысячи извинений проблему решили быстро. В Виндхуке как раз гулял вместе с женой у друзей на дне рождении старший сын Бьена, Даниэль, который бросив забавы, но прихватив на всякий случай с собой молодую супругу, буквально через полчаса уже был у нас в порту. Дорога до лоджа, несмотря на солидную дистанцию в триста семьдесят километров пролетела быстро. Трассы в Намибии хорошие и прямые, а машин мало. Управились за четыре часа. Правда пришлось Даниэлю отдать сорок евро за превышение скорости черным полицейским, что прятались под развесистой акацией с радаром точно, что наши белые менты. Наутро мы проверили оружие и начали искать куду и читу. Лететь в Булавайо предполагалось утром третьего дня, сразу по прибытию своры, которая со слов Бьена нарасхват, поскольку работает хорошо и дает практически стопроцентный результат, если найден свежий след леопарда. Кстати, выбор фермы под Булавайо меня совсем не удивил. В апреле 2012-го нам предстояло с Ириной коротать три дня на одной из подобных в ожидании своей очереди гоняться за серьезными трофеями в Матеттси.

За это время, мы двумя экипажами видели светлым днем аж четырех пятнистых котов! Были они все мускулисты и брусковаты телом, а цвет шкуры изрядно отдавал в черноту из-за четких, контрастных пятен. Намибийский забор вокруг обширных и богатых зверем угодий «Зельда Сафарис» сразу напомнил уже подзабытую Южную Африку и навеял тоску. Охота на антилоп в подобных условиях давно перестала волновать и интересовать вовсе, но все же главной нашей задачей было постараться найти читу. А гепардов, со слов двадцатилетнего Даниэля, что начиная с семи лет работает вместе с отцом и закончил по такому случаю лишь три класса начальной школы, в загородке хватает. Правда, проволочный забор пятнистым и легким на ногу котопсам не помеха. Где хотят, туда и бегают. Интересно, что в качестве привады на гепардов использовались курицы. Куриц было много и сидели они в клетках, закрытых сверху фанерным потолком. Видимо, чтобы макушку не напекло. У каждой стояло питье и плошка с зерном, но намибийские рябы кушали плохо. Наверное, сказывался постоянный стресс, поскольку интересовались ими не только и не столько гепарды, сколько разнообразное шакалье да малые ночные кошки, следами которых было усеяно все пространство рядом с клетками. Интересно, что все курочки принадлежали чернокожим треккерам, которые всячески о них заботились и во время объезда территории обновляли воду в поилках. Пару дней таким образом мы катались вдоль заборов и клеток, надеясь в узерку на выстреле увидеть гепарда, но видели лишь несметные стада антилоп, скопление зебр и жирафов, а также многочисленных пумбарей. Лишь ранним утром третьего дня нам по настоящему свезло и я смог с приличной дистанции сначала перебить лапу котопсу, найденному рядом с забором, а потом и добрать его.

Сразу после успешной добычи гепарда мы вернулись в лодж и Бьен вызвонил пилота «Сессны», назначив рейс на полдень. Еще с утра, в наш лагерь поспела свора под водительством известного намибийского собаковода, Йоханна Неескенса. Правда, добираться до Булавайо ему и его собакам, впрочем как и Даниэлю с его двоюродным братом Меером, так же служащим пиэчем в «Зельда Сафарис» предстояло по земле, на джипах. Но дорога до фермы, где мы планировали травить леопарда, не была чрезвычайно продолжительна. Чуть более тысячи километров от границы с Ботсваной и парни должны были прибыть на место к вечеру того же дня. Булавайо встретил нас уличной агитацией. В Зимбабве вовсю шла очередная, восьмая по счету предвыборная компания бессменного, семикратного президента страны Роберта Габриэльевича Мугабе. Сам 89-летний кандидат на плакатах выглядел весьма бодро и жизнерадостно. Надписи на шона * рядом с энергичной и гладкощекой физиономией Мафусаила* африканской политики гласили что-то типа: -«Роберт и теперь живее всех живых! Наше знание, сила и оружие!». Не более чем через час мы приехали на ферму, принадлежащую белой паре с двумя маленькими детьми. До самой охоты времени было много. Подъем Бьен назначил на 2.30 ночи. Парням же со сворой видимо предстояло присоединиться к нам непосредственно с колес, сразу по прибытию. В общем, так оно и случилось. Правда первая ночь результата не принесла. Зато заставила продрогнуть до мозга костей, несмотря на многослойный флис и термобелье. Сама же охота выглядела следующим образом — на бампер «Тойоты», куда прикручивается деревянный стул, садится чувак из числа морозоустойчивых аборигенов с фермы, с мощным фонарем в руках.

Его задача найти свежий переход леопарда на дороге. Да ни абы какой, а крупного самца. Затем в дело вступают собаки. Основу своры составляют родезийские риджбеки. Количество собак в своре может быть разным. В нашем случае псов была дюжина с хвостиком. Правда, далеко не все из тех, что сидели в кузове джипов были брошены в дело. Собак там оставалось еще на добрую стаю. Тон задавали два крупных кобеля, способных со слов собаковода Йоханна слышать пятичасовой след кошки. Остальные псы выполняли роль пристяжных и следовали за вожаками с голосом неотступно. В первую ночь мы не смогли найти свежий след леопарда. Точнее нашли его подобие и даже попытались поставить на него собак, но заводилы не смогли распутать уже давно остывший трек и свора быстро скололась с него. Тем не менее мы, дождавшись рассвета срубили небольшую акацию и, привязав ее веревкой к заднему бамперу «Тойоты» промели на манер контрольно-следовой полосы все дороги как внутренние, так и по всему внешнему периметру нашего довольно обширного охотничьего участка. Только после этого, сделав задел на следующую ночь мы, изрядно продрогнув отправились спать в хозяйский дом, где каждому из нас была отведена своя комнатушка. День я коротал просмотром стартовавшего Уимблдона и чтением.

Ближе к вечеру мы совершили объезд участка с намерением пострелять бородавочников на бивни, но не преуспели в этом начинании. Назавтра у жены был день рождения и мы думали, где его придется отмечать. Если удача улыбнется, то планировали вернуться в Намибию, в лодж, где по такому случаю уже был заготовлен си-харч, а в холодильнике пускали росистые слезы бутылки с южноафриканским шампанским. Если нет, то резать салат на месте. Как уж выйдет! Со слов Бьена, обычно на добычу леопарда с помощью своры редко уходит больше пяти дней. Но, как и во всем бывают исключения. Порой в гористой местности собаки не могут удержать след и постоянно скалываются с него. Иногда плотность зверя не велика. Тогда приходится добывать мелочевку и развешивать привады. Но лишь для локализации кота, облегчая тем самым работу собак. Правда, мне на этой охоте откровенно везло. Начнем с того, что на добычу гепарда обычно требуется неделя и, как правило, охотятся на него и только него, не совмещая читу с леопардом или же аутфиттер лонгирует сафари до двух недель. Нам же хватило двух дней.

Следующей ночью вновь последовал ранний подъем. Уже в 3-15 утра чернокожий трекер на бампере обнаружил свежий отпечаток лапы зачетного кота и Йоханн поставил двух заводил на след. Собаки азартно и с радостным лаем бросились в погоню. Затем, с интервалом в пол-минуты к ним присоединилась вся остальная братия и звонкое пение своры огласило ночной буш. Собаки работали с душой и уже через полчаса, судя по тому, что звук перестал перемещаться в пространстве, но не во времени, леопард был загнан ими на дерево. Нас подобная резвость весьма обрадовала, но до рассвета оставалось еще долгих три с половиной часа. Парочку из них мы обменивались мнениями и репликами относительно хода охоты, потягивали обжигающий черный кофе из термосов, что пришелся весьма кстати. Заодно слушали рассказы Бьена о добыче львов и леопардов из-под собак. Среди прочего Бьен поведал о том, что на удивление, самым крупным из добытых им и его клиентами трофеем оказалась старая кошка леопарда с весьма изящной лапкой.

Едва забрезжил свет зари, как мы максимально бесшумно начали сокращать расстояние до того места, где на одном из деревьев сидел загнанный туда котяра. Правда делать это, учитывая габариты мистера Ван Нейкерка, да, впрочем, и его, несмотря на юность весьма упитанных родственников-пиэйчей было довольно проблематично. Конечно же, в расчет брался и ветер. Дело в том, что леопард на дереве, удерживаемый лишь собаками может сидеть долго. А вот если он учует человека, то практически сразу прыгает с дерева и идет на прорыв. И достаться на орехи при таком развитии событий может не только псам. У нас так и случилось. Ну, разве что, кроме орехов. Мы долго ждали рассвета, что позволит наконец различить в оптику цель, постепенно сокращая до нее дистанцию, ориентируясь на слух. Лишь в метрах в восьмидесяти от сходящей с ума своры, абрис кота стал различим в густой кроне. Он не дал мне и трех секунд на прицеливание. То ли ветер нанес запах на леопарда, то ли наше движение стало заметно хищнику, но он пружинисто спрыгнул с ветки акации и был таков, не обращая внимания на броски и истеричное завывание риджбеков. Но, видимо свора Йоханна не напрасно считается одной из лучших на юге Африки.

Буквально через пятьсот метров леопард был снова остановлен и загнан на дерево. К этому моменту окончательно рассвело. Мы с Бьеном вновь начали сближение, но на сей раз с еще большей осторожностью, оставив позади себя большую часть команды, поскольку обычно третьего шанса встревоженный хищник не дает. Идет на прорыв, рвет собак и порой бросается на охотников. Нам удалось приблизиться к невысокой акации, где совсем низко от земли, в густых ветвях сидел затаившийся кот, облаиваемый со всех сторон наседающими псами. Бьен предложил мне свою широченную спину для выстрела вместо стика, наказав поставить оптику на тройку, что даст шанс в случае атаки леопарда. Включив точку подсветки, я воткнулся «Сваровским» в цель. Леопарда совсем по кошачьи, видимо вновь учуяв нас начал перебирать лапами, стремясь спрыгнуть с дерева.

Я выстрелил. Пуля буквально снесла хищника с ветки. Лай собак слился в единый хор, а Бьен и подоспевшие Йоханн с обоими молодыми пиэйчами в заметном душевном трепете вложили оружие в плечи, сняв предохранители. Подобные волнения были вызваны тем, что лишь за первую половину 2013 года парни были трижды атакованы подранками, причем в двух случаях досталось юным сыновьям Йоханна, на сей раз не участвующим в охоте. Правда, обошлось без членовредительства и серьезных травм. Во всяком случае, к месту падения леопарда мы предпочли приблизиться в кузове подоспевшей «Тойоты», ощетинившись готовыми к бою стволами. Кот, терзаемый сворой, лежал чисто битым в лопатку. Весу в нем оказалось семьдесят два кило. Что же, совсем недурно! Тем же утром мы стартовали назад в Намибию и уже вечером в замечательном, благоустроенном и оборудованном всем необходимым, включая интернет лодже «Зельда Сафарис» отмечали день рождения Ирины, запивая си-фуд розовым шампанским.

Оставшиеся до конца охоты дни я нехотя искал выдающегося куду, да так его и не встретил. Пришлось стрельнуть обычного. Но, видимо удача на этом сафари решила сопутствовать мне во всем и в последний вечер мне довелось добыть ардварка-трубкозуба, которого я до сей поры видел лишь единожды, в Зимбабве и уже восемь лет хотел заполучить в коллекцию. Подводя итоги, скажу, что добывать леопарда со сворой мне очень понравилось. Куда больше, чем сидеть на него в засидке. Кроме того, со слов Бьена Ван Нейкерка подобным способом можно взять и льва, что заинтересовало меня еще больше, чем добыча леопарда. Думаю, что в ближайшее время мы попробуем и это. Тем более, что с традиционной добычей льва на приваде последние пару лет меня преследуют просто фатальные неудачи.

Так что, до новых встреч Бьен! И огромное спасибо за отличную работу.

ТЭК- козерог ШОНА- один из двух главных государственных языков в Зимбабве

МАФУСАИЛ (МЕТУШЕЛАХ) — ветхозаветный персонаж, проживший самую длинную жизнь на Земле.

16.08.2013


ГлавнаяМемориалИсторияРыболов-экспертФотоВидеоФестивалиОхотничьи рассказыКонтакт

Тел./Факс: (495) 420-04-00
Skype: baza_uspeh
Офис в Москве: ул. Профсоюзная, 109