Тел./Факс: (495) 420-04-00
Skype: baza_uspech
Офис в Москве: ул. Профсоюзная, 109

ГлавнаяМемориалИсторияРыболов-экспертОхотничьи рассказыФотоВидеоКонтакт

Как я охотился, да так и не добыл леопарда

Вернуться к списку статей

Итак, снова туда, где большие африканские кошки грозно мурлычут в буше. Туда, где пять лет назад я сумел взять двух главных хищников Африки. В Зимбабве. Там, на водохранилище Кариба, в лагере Ume North, в августе 2011-го мне сопутствовала удача. Именно в угодьях Уми в течение двух вечеров подряд, с интервалом в 22 часа, я добыл своих первых леопарда и льва. Мое состязание с этими великолепными, грациозными и опасными животными тогда только начиналось, и я совершенно не представлял себе, насколько оно окажется непростым.

В дальней сторонке

Сафари-кемп «Уми» здравствует и поныне и благополучно принимает любителей Dangerous Game. Добрую их часть все эти годы составляли россияне. Многие, как и я, смогли именно в этих угодьях, принадлежавших на тот момент известной зимбаб­вийской компании Martin Peters Safaris, впервые открыть дверь в дивный мир Большой Африканской Пятерки. Сам Мартин Петерс, как и мой «пиэйч» на той и других охотах, организованных этой компанией, Брюс Кронье, не раз посещал москов­ские охотничьи выставки, работая на своем стенде в «Крокусе» и «Гостинке». Нынче Брюс женился, заматерел, обзавелся симпатичной бородой и про­вел с полтора десятка серьезных, больших и успеш­ных сафари с клиентами из России. Помимо этого, мистер Кронье превратился в настоящую звезду российского телеканала «Охота и рыбалка». Про­сыпаюсь я обыкновенно рано, включаю телевизор и практически через день говорю экрану: «Good morning, Вrucee!» - в то время как мой приятель «мочит» очередного бегемота, льва или буйвола с очередным своим русским охотником.

В Зимбабве я не был четыре года. Признать­ся, не думал, что и попаду. Наша, как мне тогда казалось, последняя охота на больших кошек со­стоялась в прошлом, 2015 году в Намибии. Двадцать один день в Etosha Heights - уникальных частных владениях, граничащих с националь­ным парком Etosha. Удивительное сочетание ночного проживания и обслуживания с огромной полуоткрытой территорией, исключительно богатой черным и белым носорогом,  разнообразными антилопами и большими кошками (с читой в придачу!). Цена при этом вполне аттрактивна! Была. Нынче не до жиру.

То сафари закончилось очень успешно,   хоть и потребовало всех отведенных на него трех недель. Его описание, очевидно, требует отдельного рассказа, как минимум в той его части, что касается охоты на льва. Да речь, собственно, не об этом. Помню, как мы сидели по его окончании в рыбном ресторане в Свакомунде, неспешно поедая устриц и запивая все это шампанским. Моя супруга Ирина, наш друг, он же агент и спутник практически на всех африканских охотах, Олег Подтяжкин и я. Перед нами лениво гнал волну холодный океан, а мысли у всех были похожи . Вернемся ли еще в Африку или, может быть, прощаемся навсегда? В Москве опять ралли на валютном рынке, экономика парит вверх «стремительным домкратом». Мне уже пришлось к этому моменту отменить или перенести все ранее запланированные поездки - на слона из дождевых лесов Камеруна, на эндемиков Эфиопии, на большого мозамбикского слона. Свидимся ли, Африка?

Не то, чтобы я грустил очень сильно. Еще столько дел на родине! Оставалось и остается огромное количество недобытых трофеев. Поэтому 2016 год я планировал провести в горах Кавказа, Джунгарского Алатау, Тянь-Шаня, ну, и конечно, у друзей-белорусов! Но, как это часто бывает, случилось непредвиденное.

ЗАМАНЧИВОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

В марте Олег переслал мне предложение своего старого знакомого еще по первым большим сафари в Танзании - Гарри Хопкинса. На выбор была семидневная охота на буйвола в сентябре-ноябре и двенадцатидневная в июле - на леопарда. Цена подкупала адекватностью.  Обычно это свидетельствует о невысоких шансах на успех и незатейливом сервисе. Но Гарри в завязавшейся переписке поспешил нас заверить, что как минимум одного леопарда он в сезон добывает, хотя редко проводит две охоты на пятнистую кошку. Также он сообщил, что июльская охота продана норвежцу и что, если мы хотим, можем приехать в начале августа на двенадцать дней. На мое решение ехать, помимо тоски по дикой Африке и цены, повлияло и то обстоятельство, что лагерь Gokwe Nortn расположен на берегах Карибы. Правда, не водохранилища, которым она становится ниже кило­метров на сто, а реки. И время поездки до кемпа «Уми» не превышает трех часов! Я, признаться, весьма рассчитывал вспомнить молодость и по­видаться с Брюсом, если он на охоте и если наши дела с добычей леопарда пойдут успешно.

Поездку мы с Ириной на сей раз ждали с не­терпением - за год успели соскучиться по Черному континенту. Существует у Африки, впрочем, как и у северных просторов, и у горных вершин, уди­вительная притягательная сила, которая безогово­рочно действует на людей определенного склада характера, заставляя их раз за разом возвращаться к предмету своей страсти, как бы далеко и дорого это порой ни было. Кроме этого, я продолжал леле­ять надежду встретиться рано или поздно на охотничьей тропинке с настоящим Томом - старым, матерым леопардом весом более восьмидесяти кило. Тем более, что эмоции от подобной встречи которая состоялась в Замбии, в долине реки Луангвы, до сих пор не выветрились из памяти. В тот раз я поспешил по-дилетантски и упустил подранка, найти которого мы так и не сумели!

Итак, второго августа в ночь мы стартовали «Эмиратами» в Хараре через Дубай. После не­брежного алкошопинга в столице эмирата вновь загрузились в чрево «Боинга» и продолжили путь в Хараре-Солсбери с короткой остановкой в столице Замбии - Лусаке. В Лусаке заработала связь, и стало известно, что буквально через двадцать минут после нашего взлета случилось чрезвычайное происшествие. Во время посадки рейса «Эмирейтс» из Дели у «Боинга» с тремястами пассажирами на борту подломилась стойка шасси, и вследствие удара о полосу возникло возгорание на борту. К счастью, обошлось без жертв, но аэропорт Дубая закрыли по такому случаю на несколько часов.

Хараре нас сразу удивил новым, комфортным аэропортом с работающими кондиционерами, чистыми сортирами и в меру шуршащими служащими. На все хлопоты ушло чуть меньше часа, включая получение визы в украинский паспорт Ирины, ожидание багажа и прохождения таможенных формальностей. При этом я не  не заплатил и гроша за ускорение процесса! В то время как в Дуале, куда вы прибываете для дальнейшего транзита на камерунское сафари, местные полицейские-эректусы берут по установленной таксе сто пятьдесят евро и при этом совершенно неспешно шевелят своими откормленными африканскими задами! Порой процедура ввоза в Камерун оружия занимает до трех часов, и самостоятельно справиться с ней, без помощи «решалы» от принимающей стороны, вы навряд ли сможете . Мне определенно начинает нравиться Зимбабве. На всякий случай, коллеги, хочу обратить ваше внимание еще на одно обстоятельство.  Если вы везете в Зимбабве кэш, то его обязательно следует указать в таможенной декларации. В противном случае это усложнит взаимоотношения вашего аутфиттера с банком в случае инкассации. Кстати, то же самое рекомендует делать SCI в одном из своих недавних рапортов.

К слову, в Зимбабве на сегодняшний день нет своей валюты. Де-факто доллар Зимбабве прика­зал долго жить в апреле 2009 года, чему предше­ствовал длительный период гипермегаинфляции. Сегодня в ходу американские доллары, евро, фунт стерлингов и устойчивые валюты соседних афри­канских стран. Введение доллара в оборот самым благоприятным образом повлияло на экономику страны, остановив ее падение в пропасть и даже повернув этот процесс вспять.

ЖИЗНЬ-ТО НАЛАЖИВАЕТСЯ!

Во время первого, весьма непродолжительного визита в Хараре нам довелось останавливаться в отеле «Шератон», который был национализи­рован вскоре после прихода к власти Роберта Мугабе. Отель производил гнетущее впечатление. Некогда роскошный, он не только потерял весь былой блеск, но служил символом разрухи и запу­стения. Номера были ужасны, в бассейне плавала тина и выводили рулады весьма многочисленные жабы. Но апофеозом и символом цивилизации, обратившейся вспять, служил пожилой швейцар на входе в гостиницу. Судя по его сединам, уни­форме и осанке, он явно работал много лет и видал иные, куда лучшие времена отеля с мировым име­нем. Некогда золоченая ливрея швейцара годами не видела чистки, а обшлага рукавов и фалы уни­формы служили чернокожему в качестве носового платка. Засохшие назальные выделения, очевид­но, имели многолетний генезис и торосились на ливрее, переливаясь на жарком солнце всеми цветами зеленого и серого. В общем, покидая в тот раз столицу Зимбабве, мы все испытали заметное облегчение, решив для себя в будущем по возмож­ности пользоваться аэропортом в Виктории-Фолс или Буловайо.

Тем не менее нынче даже короткой поездки из аэропорта до Cresta Lodge Hotel, куда нас лю­безно со всем хабаром завез Чарли, чернокожий партнер Гарри Хопкинса, было достаточно, чтобы осознать тот факт, что в Хараре произошли решаю­щие изменения в лучшую сторону. Да и сам отель, судя по всему, лишь недавно построенный, пред­лагавший за разумные деньги вполне сносный и безопасный сервис, ужин и хороший интернет, это подтверждал.

Наутро по дороге в маленький частный аэро­порт, откуда мы в 10.00 должны были стартовать на «Сессне» в сторону Gokwe North, я попросил Чарльза организовать наш обратный трансфер таким образом, чтобы у нас осталось время на ос­мотр города и обед в приличном ресторане, что изначально не планировалось. Чарльз любезно согласился провести ознакомительную экскурсию на обратном пути.

Полет был непродолжителен, буквально через час самолетик совершил посадку в буше, где у грунтовой взлетки нас ждал Гарри Хопкинс. По­сле знакомства и обмена приветствиями выясни­лось, что до лагеря, где нам предстоит провести ближайшие две недели, еще пилить часа три с гаком. Гарри пояснил, что есть еще как минимум две взлетные полосы, расположенные куда ближе к кемпу, но они не сертифицированы и пользовать­ся ими по этой причине нельзя. Справедливости ради стоит заметить, что дорога далась нам легко, чему немало способствовали давняя и взаимная любовь к Африке и покупки в алкогольной секции знаменитого на весь мир дубайского  Duty Free.

Мистер Хопкинс сообщил, что, согласно нашей договоренности, он уже третий день развешивает на привадах специально приобретенных и расчлененных по такому поводу ослов. Это первый случай в моей практике, когда на приваду  используются домашние животные, хотя о подобном опыте я читал неоднократно.

Объяснение этому вполне простое. Во-первых, купить осла во  многих районах Зимбабве куда проще и дешевле, нежели добыть ту же импалу. А во-вторых, леопард на ишака придет, но совершенно точно не придут аборигены, которые последнее время повадились попросту воровать мясо антилоп с кошачьих привад на деревенский котел.

ГАРРИ ХОПКИНС

Хочу заметить, что «пиэйч» Гарри мне сразу понравился. К тому же у нас обнаружилась масса общих знакомых, включая уже упомянутого Брюса Кронье (как оказалось, близкого друга мистера Хопкинса еще с юношеских времен). Как выяс­нилось, парни вместе добыли с полтора десятка леопардов с помощью своры риджбеков на землях фермы, принадлежавшей родителям Брюса. Ферма специализировалась на выращивании пшеницы, корна и томатов и впоследствии была отжата черными молодцами товарища Мугабе. В резуль­тате чего пришлось Брюсу идти служить профес­сиональным охотником, дабы заработать на хлеб насущный. И надо сказать, что карьера у парня сложилась как надо. Сегодня он по праву считает­ся лучшим профессиональным охотником Зимбаб­ве, специализирующимся на Большой Четверке в естественной среде обитания.

В часе езды от пункта назначения сделали короткую остановку в большом, стационарном и изрядно обветшавшем лагере Gokwe North для пристрелки оружия. Проверка точности боя ноч­ного «Дедала» потребовала значительно больше патронов, нежели я рассчитывал. Но экономить на этом во время пристрелки не стоит никогда и ни при каких обстоятельствах. Просто следует брать подобную возможность в расчет и запасаться боеприпасами изначально.

Доведя точность попадания в мишень до тре­буемой, мы продолжили путь уже по настоящему дикому вудленду, практически лишенному по­селений. Сам же лагерь, где нам предстояло жить во время сафари, оказался чрезвычайно мил, уютен и уединен. На наш с Ириной, конечно, вкус. Соло­менные хатыночки, возведенные в типичном ниф-нифовском стиле, вмещали в себя все необходимое, но без танзанийских излишеств. Открытое бома с очагом. Навес для обеденного стола. Солнечные батареи. Простенький генератор. Минимализм.

Холодильник с пивом и колой. Все, что нужно для жизни во время сафари. Площадь же угодий, при­мыкающих непосредственно к реке Уми, меандрирующей среди скалистых невысоких гор, сложен­ных вулканитами различной степени кислотности и поросших мопани и баобабом, составляла 19 000 гектаров буша, вудленда и ярусных лесов огром­ных акаций, растущих непосредственно вдоль русла реки. Годовая квота позволяет добывать в уго­дьях одного льва, двух леопардов и шесть буйволов. Из антилоп по-настоящему многочислен лишь бушбок, традиционный для таких пойменных мест.

Конечно, есть и куду, и импала, и водяной козел. Но их популяции не слишком велики и на­ходятся под перманентным браконьерским гнетом аборигенов, с которыми сладу нет. Когда-то Gokwe был славен трофейным слоном, а нынче кондиции самцов оставляют желать лучшего. Редко, когда вес бивня превышает двадцать фунтов.

Гарри совместно со своим черным партнером Чарльзом арендуют угодья. На сегодня это реальная возможность для ведения бизнеса белыми практически во всех его сферах - обзавестись вменяемым подельщиком из числа местных. Же­лательно из племен шона или ндебеле.

Сам мистер Хопкинс, судя по всему, знавал куда лучшие времена. Он немало поохотился в Танзании в качестве профессионала и аутфит- тера, а в Зимбабве на протяжении ряда лет имел среди прочих трех топовых клиентов - одного рус­ского и двух американцев. Но в России разразился кризис, а в Америку Фиш Вайлд Лайф Департмент запретил в 2014 году импорт охотничьих трофеев слона из Танзании и Зимбабве, что нанесло удар по всем аутфиттерам и агентам, специализирую­щимся на серьезных африканских охотах. Ну, и ко­нечно, история со львом Сесилем тоже изрядно подлила масла в огонь гнева и эмоций, столь усердно раздуваемый природоохранными органи­зациями, давно и успешно ведущими гибридную войну против охотников по всему свету.

Наутро, прихватив четвертованного ишака, купленного накануне в единственной местной деревеньке, мы направились проверять уже раз­вешенные привады и готовить новые. По дороге, совсем рядом с кемпом, в пойме реки мы нако­ротке столкнулись с двумя охотящимися моло­дыми львицами. Львицы эти еще несколько дней фланировали неподалеку от лагеря, периодически задирая на завтрак бушбока в густых и колючих кущах. Предсмертные вопли винторогих козликов были нам хорошо слышны и служили иной раз сигналом утренней побудки. Излишне говорить, что молодки одним своим присутствием разогна­ли все живое в округе.

14.03.2017


ГлавнаяМемориалИсторияРыболов-экспертОхотничьи рассказыФотоВидеоКонтакт

Тел./Факс: (495) 420-04-00
Skype: baza_uspeh
Офис в Москве: ул. Профсоюзная, 109