Тел./Факс: (495) 420-04-00
Skype: baza_uspech
Офис в Москве: ул. Профсоюзная, 109

ГлавнаяМемориалИсторияРыболов-экспертОхотничьи рассказыФотоВидеоКонтакт

Дикий, дикий «Вест»

Вернуться к списку статей

Ох, и долго я сомневался перед своим первым в жизни посещением Нового Света! Уж больно далёк он, Новый Свет! Представляю, каково было в свое время тем, кто - отправлялся пересекать океан не в бизнес классе «Дельты», а морем, под парусом и паром. Но сегодня, когда все сомнения прочь и душа жаждет повторения, пожалуй, уже можно бо лее взвешенно поделиться с вами, уважаемые дамы и господа, своими впечатлениями о посещении конференции SCI в Лас-Вегасе и охоте на горного льва-пуму, на которую мы с женой Ириной отправились на самый настоящий дикий запад Америки - в штаты Монтана и Айдахо.

Желание добыть пуму у меня появилось одновременно с началом охоты на её собратьев- больших кошек Африки. Потихоньку я начал почитывать отчеты охотников и обсуждать возможную экспедицию на кугуара с президентом клуба «Айбекс» Олегом Подтяжкиным, моим охотничьим агентом и другом, интересовался мнением парней, уже побывавших в США, Канаде и Аргентине и сумевших вернуться с трофеем. В результате я пришёл к выводу, что охота на пуму относительно проста и непродолжительна по времени. Очень часто кошка добывается уже в пер­вый день, самые завидные с позиции монументаль­ности тела коты обитают скорее в Канаде, нежели в Штатах, а в Аргентине, по достоверным, но не про­веренным слухам, полно аутфиттеров-фармазонщиков, что выпускают заранее пойманную пуму из клет­ки буквально за четверть часа до старта собак.

Сама же методика поиска зверя сложностью не блещет и практически ничем не отличается от добычи леопарда с собаками. Только куда менее рискованна. Пума атакует очень редко и сидит тихо на ветви дерева, загнанная туда собаками, столько, сколько необходимо для продолжительной фото­сессии, предшествующей решающему выстрелу! Забегая вперёд, скажу, что мой собственный опыт подтвердил все вышеобозначенные тезисы коллег, но не сделал от этого поиски и добычу кугуара ме­нее впечатляющими, как, собственно, и всю нашу поездку в Северную Америку.

Шестого февраля, сильно загодя, мы с женой прибыли в Шереметьево, однако слухи о зверствах службы безопасности американской авиакомпа­нии оказались изрядно преувеличенными, и вот наконец-то мы вступили на борт «боинга», дав старт нашему длительному путешествию. Для   начала -  на восточное побережье, в Нью-Йорк. Бизнес-класс самолёта несколько удивил! Нет, интерьеры. и кресла были привычно удобны. Но вот стюардессы, работавшие на рейсе, вполне бы могли составить конкуренцию «бурановским бабушкам» своим возрастом и экстерьером. Правда, сервис в полёте оказался на высоте, а большинство «дельтийских бабушек» свободно владело русским языком, что весьма помогло нам при заполнении таможенной декларации. Уже в самой Америке, на внутренних рейсах мы обратили внимание на то, что возрастные бортпроводницы и проводники - явление вполне обыденное и попросту перестали обращать на это внимание. Главное, что сервис был практически безупречен на всём протяжении нашего «мощного трипа», что существенно облегчило последний.

Глубокой ночью, после полутора суток перещений во времени и пространстве, мы таки прибыли на запад американского континента, в аэропорт Лас-Вегаса, где нас любезно встречали отец и сын Подтяжкины, вот уже как две недели кочующие на арендованном джипе по Штатам с одной охотничьей выставки на другую, словно цирк «шапито». Сам ночной Лас-Вегас, особенно если брать в paсчет то обстоятельство, что очутились мы в нём (впрочем, как и в самих Штатах) впервые, произвёл впечатление, хотя и несколько неоднозначное. Этакая столица кича и игрового марке­тинга. Со стороны, особенно если сам не игрок, смотрится несколь­ко пошловато. Видимо, страсть к азартным играм как нельзя луч­ше сочетается с бетонной гиган­томанией. Наш отель «Белладжио» служил наглядным подтвержде­нием этого тезиса, как, впрочем, и большинство отелей-казино в городе. Во всяком случае, раньше в гостиницах подобного размера нам бывать не доводилось, равно как и видеть такое коли­чество игровых столов, автома­тов и безудержно «шпилящих» в ними людей самой разной масти, возраста и цвета!

Наутро, выстояв недолгую очередь, мы взяли такси и минут через десять оказались в чреве ещё одного отеля-казино — Manlandalay Bay Hotel, где заполнили на стойке регистрации требуемые анкеты и заплатили по 300 долларов за входной билет, наличие которого довольно строго отслеживалось соответству­ющими контролёрами на входе в любой из двух огромных выставочных залов, расположенных на двух этажах, один над другим. Не буду долго описывать увиденное на конвенции, тем более что пары дней, проведённых на выставке, хватило лишь для беглого знакомства с этим замечательным мероприятием. Замечу лишь, что человеку, всерьёз увлекающемуся трофейной охотой, обязательно стоит побывать на выставке SCI, чтобы своими глазами увидеть то многообразие выбора, что присутствует на охотничьем рынке, причём в самых разных его аспектах - снаряжении, оружии, таксидермии, рыбалке и, конечно, охоте. Очень приятно было увидеть в Вегасе знакомые лица тех, с кем в прошедшие годы удачно или не совсем, добывал трофеи в разных частях Африки, наметить маршруты на ближайшее время, ну, и наконец, просто пообщаться и обменяться информацией с людьми, близкими по духу и увлечению.

Два дня пролетели незамет­но, правда, к игровому столу мы с женой так ни разу и не подошли. Не было то времени, то желания. Но уверен, что мы обязательно исправимся и в следующее посе­щение Вегаса, которое намети­ли на будущий год, обязательно скормим пригорошню долларов какому-нибудь легендарному «од­норукому бандиту». Типа Туко Рамиреса из бессмертного вестерна Сержио Леоне.

Утром 10 февраля мы взяли старт из Лас-Вегаса в город Миссулу, что расположен в штате Монтана, с транзитной пересад­кой в столице штата Юта, столи­це штата мормонов-многоженцев, что не признают электричество и двигатель внутреннего сгора­ния. После солнечного и сухо­го Вегаса заснеженная Миссула живо напомнила о Москве, где бушевали околоолимпийские страсти. Так что пришлось по­сле заселения в мотель, куда нас резво доставил из аэропорта го­стиничный «шаттл», отправить­ся в ближайший ресторанчик и за добрым стейком вспомнить родину под хорошее калифор­нийское красное.

Уже под вечер в мотель загля­нул, наконец, давний американ­ский партнёр Олега Подтяжкина и организатор нашей нынешней охоты за пумой - Томас Хендерсон. Уже по одному виду Тома можно было сразу осознать, что находимся мы совершенно точ­но на настоящем диком Западе, а никак не в Восточном Бирюлё­во! Том, оказавшийся шести фу­тов росту, на правом бедре носил добрую «волыну» сорок пято­го калибра, ковбойскую шляпу на голове и платок на шее. Плот­ный шерстяной жилет в чёрно-серую полосу был украшен эмблемой компании мистера Хендерсона. Венчали же аутен­тичный облик ковбоя стильные «казаки» со шпорами. Впрочем, уже через пару дней подобный карнавал совершенно перестал удивлять меня, ибо похожий об­лик имело абсолютное большин­ство мужчин штата, что встре­чались нам по пути, как в городе, так и в деревне, грань между ко­торыми в Монтане оказалась на­прочь стёртой. Разница заклю­чалась лишь в предпочтениях при выборе оружия и мелких де­талях.

С помощью Тома мы прикупили в ближай­шем супермаркете пару спальных мешков и спирт­ное. Жить во время охоты нам предстояло далеко от Миссулы - в охотничьем домике-даче од­ного из профессиональных охотников, работаю­щих на мистера Хендерсона. В случае успеха - пла­нировался переезд через горный перевал в штат Айдахо, за второй пумой, где Том уже много лет вла­деет охотничьими и рыболовными угодьями, а так­же отменным палаточным лагерем, оборудованным всем необходимым, включая быстрый интернет!

Следующим утром мистер Хендерсон заехал за нами сразу после завтрака и, наказав сразу одеть­ся в охотничью амуницию, повёз на своем мону­ментальном пикапе в сторону лесистых невысоких гор. За окном мелькал Запад. Много лет уже никакой не дикий, а вполне комфортный и обжитой, но на­сквозь пропитанный иеговистским духом и трудо­вым потом первых переселенцев и дымом уже давно потушенных этими самыми переселенцами индей­ских костров. В вольерах и на свободе то тут, то там встречались олени и бизоны. На полях вальяжно кормились дикий гусь и казара.

Свернув в одну из долин, Том остановил машину и стал дожидаться двух своих помощников - Скот­та и Дэна, что не замедлили прибыть на место ми­нут через десять ещё на одном пикапе с прицепом, гружёным специальной передвижной будкой с со­баками и снегоходами. Затем парни разъехались на снегоходах в разные стороны в поисках свежих переходов пумы, а мы остались ждать результата. Через час кто-то из гидов доложил по рации, что след найден. Том нацепил на четырёх собак ошей­ники с GPS и, прихватив псов с собой на санях, на­правился на снегоходе смотреть переход. Через полчаса он вернулся уже без собак, которых поста­вил на след, по всей видимости, кошки. Ещё до на­чала охоты я сообщил Тому, что хочу стрелять кота. Тем не менее решено было след отработать до кон­ца, раз уж собаки так решительно пошли по нему. Мы со Скоттом остались ждать у снегоходов, ко­ротая время постреливанием из кольта .45-го ка­либра, а мистер Хендерсон, получив необходимые координаты, решительно направился к месту оста­новки пумы. Минут через сорок Том вышел на связь и подтвердил, что псы загнали на сосну старую кошку. Ещё раз выслушав мои заверения в том, что мне интересен в качестве трофея в первую очередь настоящий «Том» (самец. - Прим. редактора), наш ковбой дал отбой, и после недолгих сборов мы на­правились в охотничий дом, где нас уже поджи­дал незатейливый ланч и жена Тома - Шенни Хен­дерсон, оставленная по случаю прибытия гостей на хозяйстве. Ланч плавно перетёк в вечерний кок­тейль, и после полудюжины «Кровавых Мэри» лег­кая изморось, что поначалу чувствовалась в наших частных российско-американских отношениях, напрочь растаяла, дав старт полноценной охотни­чьей «перезагрузке».

Следующие два дня мы вновь выезжали в меж­горные долины в окрестностях Хемилтона в на­дежде найти свежий переход кугуара, но, несмотря на усердие и серьёзные усилия, так и не преуспели в этом начинании. А виной тому был мерзкий до­ждик, что накрапывал с редкими перерывами всё это время, растапливая и без того рыхлый и неглу­бокий снежный покров. Ни разу за два дня нам не до­велось ставить собак на след, да что уж, даже след кошки, соотношение которых к самцам в Монтане в среднем составляет четыре к одному, нам засечь не удалось! Пришлось мне после такого неожидан­ного афронта внести некоторые коррективы в ход охоты и подобно Василию Тёркину «согласиться на медаль» - то есть на самку пумы. Томас Хендер­сон заметно обрадовался моему решению и пообе­щал мне, что завтра, на четвёртый день охоты, мы трофей обязательно добудем, поскольку Том «близ­ко знаком» с одной подходящей кошечкой, живущей совсем рядом с нашим зимовьем. Буквально в десяти милях ниже по течению реки. Собственно, так оно всё и случилось! Назавтра мы, довольно скоро «об­резав» относительно небольшой участок леса, рас­положенный в непосредственной близости от кра­сивого деревянного лоджа с изобилием оленей и доброжелательных обитателей, нашли подходя­щий след хищника и поставили на него трёх собак, внешне очень схожих с африканскими риджбеками. применяемыми для охоты на леопарда. Скоро стало ясно, что собаки работают не впустую, и через пол­часа симпатичная четырёхлетняя киска уже сидела на ветке сосны, довольно индифферентно взирая^ на тявкающих на неё с земли псов. В отличие от ле­опарда в подобной ситуации, пума вела себя совер­шенно спокойно и позволяла фотографировать и снимать видео сколь угодно долго, не делая ника­ких попыток сбежать! Выстрел был делом техники.

Вечером мы отмечали добычу трофея в симпа­тичном ресторанчике, в городе. Туда же подъехал биолог, видимо, работающий на местный приро­доохранный департамент. Мы с Томом буквально на пару минут оставили нашу компанию и прямо рядом с пикапом выложили шкуру кошки. Биолог, давний знакомый мистера Хендерсона, на месте взял в свои пробирки все необходимые пробы и ку­сочки тканей, поздравил нас и, выдав на подпись пару-тройку бумаг, удалился, пожелав приятно­го аппетита. Там же, в Хемилтоне, в большом спор­тивном магазине, ассортименту и ценам которого вполне мог бы позавидовать целый «Спорт-ХИТ», я приобрёл за «долю малую» лицензию, дающую пра­во добывать пуму в штате Айдахо, и целый ворох одежды Sitka.

Не буду излишне подробно описывать наше путешествие в Айдахо через горный перевал по заснеженным склонам скали­стых гор, обильно поросших со­снами, елями и пихтами. Было оно совсем не простым из-за оби­лия выпавшего снега. Именно это снежное изобилие лишило нас шансов на вторую кошку, сле­ды которой мы три дня искали по речным долинам и вдоль на­битых нашими снегоходами троп, в окрестностях замечательного палаточного лагеря, оснащённо­го всем необходимым оборудо­ванием, включая душ, интернет и массой прочей нужной и по­лезной для охоты и рыбалки тех­никой. Все три полных дня наше­го проживания в лагере и охоты в его окрестностях интенсивно шёл снег, что совсем не характер­но для середины февраля в этих местах. Глубина снежного по­крова заставляла копытных спу­скаться всё ниже и ниже в поис­ках пропитания. Пумы следовали за ними. Но время, проведённое в Айдахо, точно нельзя назвать потерянным! Я с удовольствием и интересом вникал в окружа­ющий нас мир. находя и общие черты с нашей страной, и огром­ной количество отличий, при­чём явно не в нашу пользу. Доро­га обратно в Монтану получилась и вовсе экстремальной! Если бы не помощь трёх молодых пар­ней, следовавших на снегохо­дах встречным курсом в Айдахо, за волком и бобкэтом, на переме­тённом за эти дни перевале мы бы застряли надолго!

Внизу нас ждали слегка припо­рошенные пикапы, ключи от кото­рых американцы не забирают с со­бой, а прячут в выхлопные трубы автомобилей, погрузка снаряже­ния и недолгий путь в основатель­но промерзший за время нашего отсутствия охотничий дом.

Ещё накануне нашего марш-броска в Айдахо я договорился с мистером Хендерсоном. что за­плачу за вторую пуму, в случае её добычи, не одну тысячу долларов, заявленную в прайсе за дополни­тельный трофей, а три! Отсутствие кошки не предполагало никакой доплаты. В Америке, в отличие от Африки, стоимость охотничье­го дня  и трофеев не дифферен­цированы. Тем не менее, памятуя о тех больших физических, техни­ческих и материальных усилиях, что затратил Том на организацию нашего путешествия в соседний штат, я отдал нашему аутфиттеру треть от заявленной суммы, чему он оказался заметно рад!

Затем последовали ураганные сборы, теплое прощание с миссис Хендерсон и переезд в Миссулу. Рано утром из Миссулы мы нача­ли долгий обратный путь домой, вновь транзитом через столицу штата многожёнцев и Нью-Йорк, с удивительными стыковка­ми в полчаса, закончившийся... на охотничьей выставке в «Кро­кусе», куда я завёз Олега Подтяжкина прямо из аэропорта «Шере­метьево». Как говорится, «из огня да в полымя!».

В следующем году мы, пожа­луй, вновь рванём за кугуаром в Новый Свет! Понравилось! Но не в Америку. В Канаду. За большим старым «Томом». Ведь рано или поздно, мы обязательно найдём друг друга.

Рабочие собаки - залог успешной охоты на кугуара

Рабочие собаки - залог успешной охоты на кугуара. Привозят их к месту охоты в специальной многоместной «будке»

Автор статьи с кугуаром, добытым в Монтане

18.03.2016


ГлавнаяМемориалИсторияРыболов-экспертОхотничьи рассказыФотоВидеоКонтакт

Тел./Факс: (495) 420-04-00
Skype: baza_uspeh
Офис в Москве: ул. Профсоюзная, 109